История одной любви

Калейдоскоп

                                ЧИБИКОВЫ                                         “И вдоволь будет странствий и скитаний. 

                                         Страна Любви — великая страна!

                                         И с рыцарей своих для испытаний

                                         Все строже станет спрашивать она.

                                         Потребует разлук и расстояний,

                                         Лишит покоя, отдыха и сна…”

                                                                          Владимир Высоцкий

В наше время, когда разводы в обществе стали обычным явлением, особенно трогают сердце истории супружеских пар, чья жизнь прошла в мире и согласии. Главные действующие лица моего рассказа встретились незадолго перед распадом Российской империи. Суровое время — все, как в эпиграфе — не раз испытывало их чувство. Но в дороге через хаос нет спутника вернее, чем любовь.

Представим героев?..

Сын пастуха и дочь полковника…

Представители старшего поколения, чья судьба связана с Дрибинщиной, помнят, что раньше в деревне Коровчино был семеноводческий совхоз. Директором работал Евгений Дмитриевич Чибиков — руководитель с репутацией крепкого хозяйственника. Сейчас Евгений Дмитриевич на пенсии, живет в поселке Трилесино. Случайно узнав, что в его домашнем архиве есть старинные документы и фотографии, я договорился о встрече. Любопытство — журналистская добродетель. Разве нет?

Чибиковы-4— Это мои родители: Дмитрий Терентьевич и Софья Владимировна, — пояснял собеседник, разбирая снимки. — Отец из крестьян, но, как говорили раньше, «выбился в люди»: получил образование и работал в банке. А мать родилась в семье царского полковника, генеральская внучка. Познакомились они во время Первой Мировой войны, на которую отец пошел добровольцем…

Евгений Дмитриевич, видя мое недоумение, улыбается: да, так все и было. И в доказательство показывает пожелтевшие от времени документы: аттестат об окончании училища в городе Орша Могилевской губернии, служебную характеристику офицера… Гербовые печати с двуглавым орлом, буква «ять» в словах — дореволюционная орфография. Кое-где чернила выцвели, и мы рассматриваем записи через увеличительное стекло.

…Дмитрий Терентьевич Чибиков родился в 1891 году в местечке Дрибин в многодетной семье. Мать мальчика умерла, когда он был совсем маленьким. Отец пас помещичий скот и часто брал сына в помощники. Тем не менее, пастушонок окончил церковно-приходскую школу. Дядя, работавший в Орше врачом, помог устроить племянника в городское училище. Дмитрий оказался способным учеником — в аттестате только положительные отметки. По выходным и праздничным дням он пел в церковном хоре.

Вернувшись в местечко, юноша работал конторщиком в сельхозтовариществе. Позже, по протекции родственника, устроился бухгалтером в Соединенный банк города Моршанск Тамбовской губернии.

В начале Великой Европейской войны (Первой Мировой ее назовут позже) Дмитрий Чибиков идет в армию. Ратник ополчения, унтер-офицер…  В 1915 году он оканчивает школу младших офицеров и получает звание прапорщика. На фронте воюет в пехоте. За боевые заслуги: рота под командованием Дмитрия окружила и пленила австрийский батальон, награжден орденом Анны 3-й степени с мечами и бантом. Это давало право на получение личного дворянства.

Во время побывки в Моршанске офицер знакомится с будущей невестой. В провинциальном городе едва ли не единственным местом, где могли собраться офицеры и их семьи, было офицерское собрание. На литературные и танцевальные вечера приходила и Софья Прозоровская.

— Мама росла в семье военного, — рассказывает Евгений Дмитриевич. — Отец Владимир Иванович участвовал в русско-японской войне. Мать Лидия Владимировна была домохозяйкой. Наполовину немка, женщина властная, строгая, во всем задавала тон.

Семья Прозоровских не бедствовала. Работу по дому выполняли денщики и прислуга. Софью воспитывала гувернантка. Девушка знала французский и немецкий, умела вышивать и готовить, писала стихи. Окончив гимназию, стала работать корректором в городской газете. И, как многие барышни того времени, была настроена патриотически: в начале войны записалась на курсы сестер милосердия.

Между молодыми людьми возникла симпатия. Сероглазый прапорщик с безупречной выправкой замечательно исполнял романсы под гитару. Девичье сердце дрогнуло. А, может, все произошло с точностью до наоборот?  Сказал же кто-то: «Таится в женщине любой очарования черта…» Софья, застенчивая барышня с хорошими манерами, была начисто лишена высокомерия и жеманности. Приветлива, доброжелательна. Кареглазая брюнетка с длинной косой. Открытое, приятное лицо, четко очерченные брови, тонкие губы — Дмитрий нарисовал ее портрет углем. Софья же подарила жениху свою фотокарточку, написав на обороте: «Я чувствую, как страстно я тебя люблю…»

Вслед за мужем — на фронт

Влюбленные решили обвенчаться. Однако в семье Прозоровских известию обрадовались не все. Лидия Владимировна считала, что дочь достойна лучшей партии, нежели крестьянский сын. Чувства властная женщина в расчет не брала, и благословления на брак не дала. Владимир Иванович, напротив, с пониманием отнесся к выбору Софьи. Человек военный, он видел в избраннике дочери гражданина и патриота, подающего надежды офицера… И все таки венчались возлюбленные тайно. Уехали в Подмосковье, где работала библиотекарем сестра Софьи. Лидия Владимировна была в гневе. И это имело свои последствия.

— Знаю, что вскоре отец отправился к месту прохождения службы, — продолжил свой рассказ Евгений Дмитриевич. — Мама, оставшаяся в Моршанске, была беременна. Родилась девочка, которую назвали Галина. В городе ходил сыпной  тиф, и мама оказалась в больнице. А бабушка Лидия тем временем отдала внучку в приют, где та умерла в возрасте одного месяца…

ЧИБИКОВЫ-2
После выздоровления Софья записалась в армию — пригодились знания, полученные на курсах. В Моршанске, в родительском доме, девушку уже ничто не держало. По просьбе ее направили на тот участок фронта, где находился муж. Софья стала хирургической сестрой в лазарете. Там приобрела привычку курить — в ту пору врачи всерьез считали сигареты средством, успокаивающим нервы.

Время от времени Дмитрию удавалось вырваться в тыл — навестить жену. Недолгая встреча — и новая разлука. Когда в лазарет поступали  раненые, Софья с тревогой просматривала списки, опасаясь найти в них фамилию мужа. На передовой смерть караулила каждого. Но труд разведчика — Дмитрий воевал в разведке — сложен  вдвойне. И риск двойной.

А вскоре грянул 1917-й год. Штабс-капитан Чибиков лояльно отнесся к Октябрьскому вооруженному восстанию. Одно время он состоял в полковом комитете, созданном из представителей офицерского и солдатского состава (комитеты наблюдали за хозяйственным управлением полка и регулировали взаимоотношения между офицерами и солдатами). Впоследствии красный командир Дмитрий Чибиков воевал на Юго-Западном фронте. Кубань и Крым, Врангель и Махно…  В это время супруги уже не расставались. Софья была медсестрой в пехотной части, которой командовал муж.

Барышня-крестьянка

Отгремела гражданская война. Кровавое пятилетие, унесшее миллионы человеческих жизней, завершилось созданием нового государства — СССР, обеспечившего стране мир и, пусть и непростое, развитие. В конце 20-х годов семья Чибиковых, где уже подрастали двое сыновей — Юрий, 1924 г.р. и Владимир, 1926 г.р., переехали в Белоруссию, на родину Дмитрия Терентьевича (здесь в 1929 году появится на свет дочь Валентина, а в 1938 году — сын Евгений). Дом Чибиковых в Дрибине стоял неподалеку от еврейского кладбища. Дмитрий Терентьевич вернулся к довоенной профессии — стал работать бухгалтером в банке.

— Не знаю, по каким причинам родители уехали из Моршанска в Дрибин, — развел руками собеседник. — Возможно, отца тянуло в родные края. Но здесь у них наступила черная полоса. Работа для мамы так и не нашлась, несмотря на образование. Начальником паспортного стола она была меньше месяца. Уволили без объяснений, но и так понятно: происхождение не то, классово чуждый элемент. На одну зарплату прожить сложно, и поэтому родители разбили огород, завели хозяйство. Маме, которая не знала физического  труда, пришлось непросто. Купили корову. А как ее доить? Отец терпеливо учил. Да и, в целом, отец и мать все делали вместе, словно не могли расстаться.

ЧИБИКОВЫ-3А судьба, тем временем, преподносила испытание за испытанием. Начиналась «ежовщина» (период в 1930-х, характеризовавшийся массовыми репрессиями, организацию которых связывают с именем народного комиссара внутренних дел Николая Ежова). Однажды Дмитрия Терентьевича вызвали в райотдел НКВД. Поинтересовались, знает ли, кто родители жены. И предложили… порвать отношения, оформив развод.

Вычеркнуть любимого человека из жизни? Дмитрий Терентьевич писать заявление отказался.

— У отца по меркам того времени неплохая биография: из крестьян, воевал за большевиков. А вот мама… Аристократка по происхождению. Но отец, человек порядочный, не мог совершить подлость. Покладистый, неконфликтный, а стержень в нем чувствовался. К тому же был очень образованным. Земляки его уважали, нередко обращались за советом.

Софья Владимировна, узнав, почему мужа вызывали в НКВД, очень испугалась. Но все обошлось.

Война-разлучница

По моей просьбе воспоминаниями о родителях поделилась и Валентина Дмитриевна Максимовчова, жительница деревни Никоновичи Быховского района, всю жизнь проработавшая учительницей в сельской школе. Валентина Дмитриевна любезно прислала хранящиеся у нее семейные фотографии и письма.

— Во время Великой Отечественной войны мы долго ничего не знали об отце. Папу призвали в июне 1941 года. Помню, как он взял на руки Женю — младшего брата, поцеловал и ушел в военкомат. Шагнул за порог и исчез на два с половиной года, — рассказала собеседница. — К слову, отец был уверен, что война неизбежна. Как-то родители пололи грядку с огурцами и спорили. Мама ссылалась на пакт Молотова — Риббентропа о ненападении, а папа говорил, что это игра и Гитлеру доверять нельзя…

В первые дни оккупации Дрибин сгорел. Немцы вступили в бой с группой красноармейцев, кто-то дал очередь трассирующими… Большинство домов были деревянными, с соломенными крышами, и все заполыхало. Софья Владимировна с детьми успела вынести из огня лишь стопку тетрадей и икону Николая Чудотворца. Семья осталась без крова и вскоре перебралась в Еськовку, находившуюся по соседству с Дрибином. Жизнь была тяжелой. Обитали в землянке. Забыли про хлеб. Старшие из сыновей, Юрий и Владимир, научились отливать ложки из обшивки сбитого самолета, и обменивали их на базаре на продукты. Софья Владимировна ходила по деревням и просила еду. Однажды упала в голодный обморок. Очнулась уже дома, рядом — нетронутый мешочек с припасами. Оказалось, мимо проезжала подвода. Кто-то признал в женщине «жену бухгалтера»  и оказал помощь. Авторитет Дмитрия Терентьевича сыграл свою роль.

Отвел сына в военкомат

…Из сводок Совинформбюро Дмитрий Чибиков узнал, что осенью 1943 года Красная Армия освободила Дрибин. Тогда он отправил на прежний адрес письмо, которое передали в Еськовку. Вот оно: «Здравствуйте, дорогие мои жена и дети! Я не знаю, есть ли кто в живых, как и вы не знаете, жив ли я. Расстались 23 июня 1941 года. Прошло больше двух лет. Тяжело вам было под гнетом дикого фашизма. Милые мои, не горюйте! Двигаюсь к вам, увидимся скоро. Сохраните адрес полевой почты…» Софья Владимировна, читая эти строки, не смогла удержать слез — чернила местами размыты…

— А потом отец приехал. Батальон снабжения, которым он командовал — начав войну рядовым, папа дослужился до капитана, разместился в нескольких километрах от деревни, — рассказала Валентина Дмитриевна. — Приехал ночью, привез продукты,  папиросы для мамы — она бросила курить уже после войны, тяжело переболев гриппом. Все были так рады… Правда, Юрия отец не застал — того уже призвали в армию. А Владимира через несколько дней сам отвел в полевой военкомат. Дело в том, что мама схитрила: уменьшила Володе призывной возраст — по бумагам выходило 17 лет. И отец маму не осуждал, но поступил по совести. Братья прошли войну, остались живы. Один — танкист, второй  — артиллерист. На Юру, правда, прислали похоронку. Слава Богу, по ошибке…

После войны (офицер встретил Победу в Германии) Дмитрий Чибиков стал сначала главным бухгалтером, а затем и директором большой машинно-тракторной станции. После возглавил колхоз «Октябрь» и был председателем до выхода на пенсию в 1959 году. Семья жила в деревне Юровка.

— О войне папа никогда не говорил, — продолжает рассказ Валентина Дмитриевна. — Хотя, судя по наградам — медали, два ордена Красной Звезды, орден Боевого Красного Знамени — пережил и повидал немало. У меня сложилось впечатление, что он, как все настоящие фронтовики, старался жить без оглядки на тяжелое время, радуясь каждому новому дню. Помню, как сейчас: вернувшись с работы, отец любил ходить в галифе и рубашке-косоворотке навыпуск. Ужинал, читал вслух газеты. Мама звала отца ласково — Митюша. Он обращался к ней — Соня.

Праздники в нашей семье отмечали и государственные, и религиозные. Ставили пироги. Выпечка у мамы получалась — чудо! Это благодаря ее хлопотам наш дом слыл хлебосольным. Когда отец руководил МТС, в область несколько раз приезжал с проверкой министр сельского хозяйства. Обедал у нас и удивлялся: до чего вкусно. Мама из обычных деревенских продуктов готовила удивительные блюда! Хотя отец, по большому счету, в еде привередлив не был. Любил хлеб и сало.

Папа ушел из жизни по болезни в возрасте 76 лет. Его кончина стала для мамы большой потерей. Она не замкнулась в себе, смирилась с утратой, но до последних дней вспоминала того, кто всегда был ее опорой и поддержкой.

…На протяжении всей своей жизни человек постоянно кого-то приобретает, а кого-то, наоборот, теряет. Это закон. Говорят, что если при жизни супругов между ними существовало единодушие и единомыслие, то и после  смерти их души будут связаны, сохраняя взаимную любовь. Но для того, чтобы могло произойти это чудо встречи двух людей в Вечности, существует долгий и нелегкий земной путь…

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *