Минские поисковики обнаружили медальон красноармейца, уроженца Дрибинского района, погибшего в лагере для военнопленных

Общество

Фото использовано в качестве иллюстрации
Фото использовано в качестве иллюстрации

В Интернете, в ленте новостей социальной сети «Одноклассники», какое-то время назад появилось сообщение от руководителя поискового отряда «Бацькаўшчына» (г. Минск) Александра Леонидовича Дударёнка о находках во время поисковых работ на месте бывшего лагеря военнопленных в г. Гродно (Фолюш, Шталаг 324): «Военнослужащими 52 оспб ВС РБ на останках погибших в плену воинов обнаружены еще 11 смертных медальонов (ЛОЗов). Вкладыши различной степени сохранности сохранились только в пяти медальонах. Установленные данные: Медальон 1: «Б.С.С.Р., Могилевская область, Дрибенски район, Бельски с/совет, деревня Рябки. Кравченко Федор Григорьевич». Такое событие невозможно было оставить без внимания. Вскоре в комментариях добавилась новость о том, что найдена дочь этого солдата Надежда Федоровна Гомонова и проживает вместе с мужем в райцентре. Безусловно, было интересно побеседовать с ней, узнать историю их семьи.
На пороге деревянного дома по улице Первомайской меня встретила немного взволнованная добродушная, милая пожилая женщина. Надежда Федоровна сразу рассказала, что ей уже не раз звонили по этому поводу, спрашивали, поедет ли она на перезахоронение.

— Куда мне ехать, мне восемьдесят лет, сил нет в магазин сходить на Дрибин, — с горечью говорит моя собеседница, — младшая моя сестра Анна умерла шесть лет назад.Я в жизни никогда на поезде не ездила, а это очень далеко, да и в мои годы уже не до поездок. К тому же дед мой приболел. Были бы дети здесь, может быть и поехали бы, но они далеко живут, в Краснодаре.
Семья найденного солдата — а это жена Ольга Николаевна и две дочери — знала, что он умер в плену где-то под Гродно. Об этом им рассказал брат жены найденного красноармейца, с которым они вместе попали в плен и были в одном бараке. А еще раньше, вспоминает Надежда Федоровна, их мама получила казенное письмо о том, что ее муж пропал без вести. Это письмо она часто перечитывала сидя на печке и украдкой плакала.

Сама Надежда Федоровна родилась в 1936 году. Когда отца и других мужчин их деревни Рябки провожали на войну, она помнит, что отец нес ее на руках, всю дорогу от их поселка до самой деревни. А младшую на два года сестру несла мама. Это ощущение отцовских рук очень хорошо врезалось в память. Вот только, к сожалению, совершенно не помнит, каким он был — ни лицо отца, его черты, какие были глаза, волосы. И в семье не осталось ни одной фотографии, ведь дом сгорел в войну. И отец, и мать были родом из Рябков, вот только бабушек и дедушек их дети не помнят. Матери мамы не было еще и 60-ти лет, когда она внезапно умерла за шесть недель до рождения старшей внучки.

Еще мамин брат рассказывал, что в плену они очень голодали, кормили всякой дрянью. Кто-то из пленных от голодухи ел и лягушек, и мышей, а Федор не мог ничего это есть. От голода и болезни он очень ослаб, под конец даже не выходил на работы. Утром в день смерти он, совсем обессилевший, остался лежать в бараке, а когда пленные вернулись, то брат жены нашел его уже холодным. По словам родственника, умер Ф.Г. Кравченко 7 января 1942 года, его и еще человек восемь в этот же день просто закопали в одной яме. Мамин брат сам хоронил его вместе с остальными. С покойников, перед захоронением другие военнопленные снимали верхнюю одежду и обувь, но, как сказал брат Ольги Николаевны, он никому не дал этого сделать и похоронил Федора в том, в чем он был.

Надежда Федоровна с горечью вспомнила, как тяжело жила их семья после войны, всю мужскую работу мама делала сама, дочки помогали ей во всем, хотя у младшей характер был не сахар. Мама на их двоих получала всего пять рублей за погибшего отца: то ли еды купить, то ли для учебы что-то. Поэтому и лебеду ели, и бульбу гнилую, и поначалу жили в землянке. Ягоды в лесу собирали, продадут — купят книжки для школы. Надежда Федоровна окончила семилетку, работала в Дрибине, была швеей в массовом цехе, более сорока лет отработала в этой профессии.

Жена красноармейца Кравченко умерла в 58 лет, так и не выйдя второй раз замуж. Ольга Николаевна одна растила дочерей после гибели мужа, и как бы тяжело ей не было, она всегда говорила, что второго отца она им все равно не найдет, поэтому лучше быть одной, хотя находились для нее и неплохие мужчины.

… От тяжелых воспоминаний выразительные глаза Надежды Федоровны стали влажными. Конечно, новость о находке останков отца заставила еще раз пережить все страдания и испытания, что выпали на ее судьбу в безотцовском детстве.

Через 75 лет поисковики нашли следы нашего земляка, погибшего во вражеском плену, подняли его останки, воскресили из небытия имя солдата, раскрыли еще одну тайну самых горестных событий нашей истории. А сколько таких защитников Родины остается лежать в земле нашей многострадальной Беларуси. Кого-то ищут уже внуки и правнуки солдат грозных сороковых лет, ведь события далекой войны до сих пор живут в наших семьях и нашей памяти.
Галина КОЖЕВНИКОВА



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *