Жизнь как она есть. Непридуманные истории

Калейдоскоп

Сенькина шапка
Знаете, как в старой Руси определяли знатность боярина? По высоте меховой шапки. Чем сановней был вельможа, тем выше вздымалась над его головой шапка. Простой же народ права на ношение роскошных головных уборов из куньего, бобрового или собольего меха не имел. Отсюда и родилась пословица: «По Сеньке и шапка», то есть: каждому честь по заслугам. Впрочем, нам не так интересен смысл выражения, сколько то, как однажды оно удачно наложилось на жизненные обстоятельства.
…Когда началась Великая Отечественная война, Семен Земцов из деревни Старое Прибужье заканчивал 7-й класс. Деревня оказалась под оккупацией. Осенью 1943 года семья бежала в лес — мужчин и подростков угоняли в Германию, но во время облавы полицаи поймали почти всех. Семен успел убежать — услышав выстрелы, выскочил из шалаша и забился в чащу. Жил в лесу впроголодь, сторожа угли — без огня бы сгинул, пока в одну из ночей на свет костра не вышли партизаны. Парнишку напоили чаем, накормили и забрали с собой. Отряд стоял в Шкловском районе и там Семена, заболевшего малярией — сказались холодные ночевки и недоедание — оставили на лечение в деревне. К тому времени, когда он поправился, Могилевщину уже освободили.
Родного Прибужья не существовало — деревенька, возле которой проходила линия обороны немцев, превратилась в пепелище. Вся районная власть находилась в Рясно. Там парнишка пристал к партизанам. Пристроился к колонне, и командир, пожалев — ростом новичок был мал, босоног — приказал зачислить в отряд. Отряд шел в Кричев. На пересыльном пункте Семена с его семью классами отправили в школу младших командиров. Там он и познакомился с полковником Нестером Сергеевичем Нестеренко. Полковник — родом из казаков, в первую Мировую награжденный Георгиевским крестом, был начальником штаба гвардейской дивизии. В школу приехал за пополнением. «Шел вдоль строя командир — невысокий, коренастый, черноволосый, — вспоминает Семен Никифорович. — У кого спрашивал фамилию, тех заносили в список. Прошел мимо, вернулся. Спрашивает: как зовут? Отвечаю по уставу. А он смеется: не по Сеньке шапка. Оно и правда: пилотку мне выдали большую и, чтобы на голове держалась, я ее сзади ушил».
Начштаба взял Семена-Сеньку к себе ординарцем. Где-то в тылу у полковника была семья, а своих детей — нет. Паренька он звал ласково — сынок.
Гвардейская дивизия освобождала Гродненскую и Брестскую области Беларуси, Прибалтику, воевала в Восточной Пруссии. Там Семен Земцов получил ранение — попал под бомбежку, и медаль «За взятие Кенигсберга».
После Победы, увольняясь из армии, полковник Нестеренко добился, чтобы Семена перевели в Крондштадт. С дальним прицелом — на флоте тот стал машинистом-дизелистом. Можно сказать, получил путевку в жизнь: домой, в Старое Прибужье, вернулся со специальностью. До выхода на пенсию Семен Никифорович ударно работал механизатором в колхозе «Прогресс». За добросовестность и профессионализм был награжден орденом Трудового Красного Знамени и бронзовыми медалями ВДНХ.

На языке фарси сказать о главном
«Девочки из нашего двора любили иностранцев» — написал Владимир Высоцкий в своем «Романе о девочках», вышедшем в советское время. Любили, как символ чего-то иного и странного. За презенты, за то, что с ними хорошо и спокойно, а также по причинам матримониального характера. Тем самым, по которым и сейчас ищут своего заморского принца белорусские женщины, разочаровавшиеся в соотечественниках. Но наша история о другом.
В одной из деревень Поставского района Витебской области (я бываю в С. у родственников и знаю обо всем не по наслышке) жила-была девушка Лариса. Ее родители переехали в Беларусь из Казахстана после развала Советского Союза — тогда Лариса была еще маленькой. Спокойная, застенчивая девочка ходила в сельскую школу, после 9 классов поступила в училище потребкооперации, окончила его и уехала в Минск — работать официанткой в ресторане не самой звездной гостиницы.
Провинциалу в большом городе трудно. Ритм жизни другой. «А все бегут, бегут, бегут…» С подружкой, которая также оказалась в столице по воле рока — распределению, Лариса снимала комнату на окраине, и мечтала о том времени, когда сможет вернуться домой. В Минске у нее не было ни друзей, ни родственников. Зарплату на работе платили смешную. Родители дочери помочь не могли: отец — инвалид на группе, мать — доярка. Разве что пришлют с оказией продуктов. Словом, грустно…
Говорят, любовь нечаянно нагрянет. В Минске проходили международные соревнования по вольной борьбе, и в гостиницу заселилась команда из Ирана. Завтракать и ужинать спортсменов водили в ресторан. Так Лариса познакомилась с Исмаилом. Вернее, это он обратил внимание на симпатичную официантку и, как говорят в таких случаях, потерял голову. «Подойти к тебе — дрожат колени, позвонить — так, может, неудобно, и в груди какое-то смятенье, а тренер говорил, что я способный…» Причем здесь тренер? На турнире Исмаил выступил неудачно, и наставник отругал его.
В Иране борьбу считают национальным видом спорта (к слову, на Олимпиаде в Лондоне иранские спортсмены завоевали 3 золотых и 2 бронзовых медали), и увлечение ею можно назвать повальным. Исмаилу шел 23 год, и он не раз выезжал на соревнования в республики бывшего СССР — Грузию, Армению, бывал и в Беларуси. С ужасным акцентом, но изъяснялся по-русски. Лариса с трудом поняла, что рослый иностранец хочет угостить ее чаем с пирожными. Вечером они немного прогулялись по проспекту Победителей.
…Из Минска Лариса не уехала. Неожиданно завязавшийся роман набирал обороты и со временем перерос в нечто большее. Исмаил звонил и прилетал. В очередной приезд состоялось знакомство с родителями Ларисы. Затем она побывала в гостях у его многочисленной — дедушки-бабушки, дяди-тети, братья-сестры — семьи. А через некоторое время навсегда улетела в провинцию Гилан.
В Иране Лариса выучила фарси и приняла ислам. Свадьбу играли на родине мужа, позже — в Беларуси. Вместе Исмаил и Лариса уже 8 лет.
…Каждый год супруги месяц-полтора гостят в Беларуси, на Витебщине. Лариса имеет двойное гражданство. У Исмаила — вид на жительство, но и ему хотят дополнительно оформить белорусское. Супруги не скрывают, что делают это на «всякий случай». На родине у Исмаила небольшой семейный бизнес: продуктовые магазинчики, открытые на пару с братом. Лариса занимается домом — женщинам на Востоке работать не принято. Живут в достатке, но… Политические страсти в регионе  не утихают. По мнению Соединенных Штатов Америки Исламская республика Иран находится на «оси зла», грозя всему «цивилизованному миру». Плюс старые конфликты с Ираком, Израилем. Так что рожать Лариса также приезжала в минскую клинику — уровень медицины в Иране неплохой, но у дочки будет белорусский паспорт.
В июле двухлетняя Ариана гостила у белорусской бабушки. Вечерами семья прогуливалась по тихой деревенской улочке: смуглый, под два метра ростом, массивный — 110 килограммов веса, атлетически сложенный иранец и русоволосая белоруска, кажущаяся рядом с мужем маленькой и хрупкой. Ариана то и дело норовила удрать от родителей — ей хотелось кормить коз, пасущихся в бесхозном саду. Исмаил уважительно здоровался с пенсионерами, коротавшими время на лавочках. В деревне к нему уже привыкли.
Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *