Спустя десятилетия после окончания Великой Отечественной войны жители Дрибина отыскали в Польше могилу деда-фронтовика

Жизнь как она есть

Судьбы родных, погибших в годы Великой Отечественной войны, для многих белорусских семей десятилетиями остаются тайной, ушедшей в историю. Но в последнее годы искать родственников, не вернувшихся с фронта, стало немного проще.
Из личного. В нашей семье долгое время ничего не знали о том, как сложилась судьба деда — Михаила Яковлевича Тетерина. На детские вопросы батя отвечал кратко: погиб. Собственно, большего он и не знал. Более того — своего отца даже не помнил. Михаила Яковлевича призвали в армию, когда сыну было полтора месяца. Фотокарточки он не оставил — откуда взяться фотографу в глухой архангельской деревне? Русский Север, ломоносовские края… Бескрайние просторы покоряла почта. Она и принесла в дом похоронку: «в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге…»
Но по малолетству тема отца не интересовала. Жизненные интересы были поактуальней: чего поесть? Во что одеться? В школу ходил босиком за 10 километров… Потом ремесленное училище, армия, работа-командировки, семья — жизнь закрутила-завертела. Мать отца Наталья Тихоновна тоже не довелось побывать на месте гибели мужа — отправиться с детьми за сотни километров на поиски не было возможности. А извещение тем временем затерялось. Вот и вышло, что долгие десятилетия последнее пристанище М.Я. Тетерина никто не навещал.
Но у памяти нет срока давности. В апреле этого года на братское кладбище в Польше, где упокоен дед, отправились внуки. Расскажем о том, как удалось отыскать захоронение. Возможно, этот опыт кому-то пригодится.
Еще в 2008-м военно-мемориальным центром Вооруженных Сил Российской Федерации была проведена уникальная по масштабам и технологии работа, в результате которой создана информационно-справочная система, не имеющая аналогов в мировой практике. Обобщенный банк данных был собран путем сканирования, обработки и занесения в информационно-поисковую интернет-систему архивных документов, хранящихся в Центральном архиве Минобороны России и в военно-мемориальном центре ВС России. Имея отрывочные сведения: имя и фамилия, год рождения, мы отыскали в ОБД «Мемориал» (www.obd-memorial.ru) информацию о гибели деда. Телефонист Михаил Яковлевич Тетерин был убит 8 января 1945 года неподалеку от хутора Подлесье Люблинского воеводства, и похоронен в 700-метрах от него, на опушке леса. Судя по данным из списка потерь части, с ним погибли еще двое красноармейцев: бойцы оборудовали огневую позицию, когда случился артналет.
Находка побудила действовать. Но столкнулись с затруднением: на послевоенной, взятой из Интернета, карте воеводства нашлось несколько населенных пунктов с названием Подлесье. Куда ехать? Плюс была вероятность, что нужного нам Подлесья давно не существует. Да и возможность перезахоронения останков уже в мирное время не исключали…
Впрочем, не зря говорят: кто владеет информацией — владеет миром. На специализированном интернет-форуме завязалась переписка с польским поисковиком, знатоком советских военных захоронений Войцехом Бещински (из Гданьска). Войцех, располагая информацией Польского Красного Креста, сообщил, где именно перезахоронили красноармейцев, погибших возле того самого хутора Подлесье. Местом упокоения нашего деда стал участок на кладбище в городе Стопница. Он находится в южной части Польши, в Свентокшикском воеводстве, в 202 километрах от Варшавы. На кладбище в 52 братских могилах похоронены 1892 бойца Красной Армии, из них более 1200 числятся неизвестными.
Из истории. После Второй Мировой войны на территории Центральной и Восточной Европы, где захоронены более 1 миллиона красноармейцев, было воздвигнуто примерно 4 тысячи памятников советским воинам. Из них примерно свыше 500 находятся в Польше.
В разные годы Российская Федерация как правопреемница СССР заключила со странами ближнего и дальнего зарубежья двусторонние соглашения, предусматривающие содержание воинских захоронений и памятников в надлежащем порядке. Среди таких государств Венгрия, Латвия, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия. В Польше уход за захоронениями находится в компетенции Совета охраны памяти борьбы и мученичества — государственной организации.
После окончания Второй мировой войны польские власти начали составлять списки военных могил и кладбищ, которые оказались на территории страны. Их составляла гминная администрация (аналог наших поселковых и сельских Советов) на основании именных или информационных табличек или показаний жителей. В списки заносились все найденные солдатские могилы. Основная работа была проделана в 1948 — 1954 годах.
Согласно данным польской стороны, на территории страны погибли и умерли от ран около 600 тысяч советских воинов.
Военные кладбища оформлялись в виде квадрата или прямоугольника (и кладбище в городе Стопница тому пример). На некрополях создавалась главная аллея. Братские могилы выделяли надгробиями в виде «подушек», обелисков или плит. На каждом надгробии, независимо от его формы, добавлялось изображение звезды, — из бронзы или выбитой в бетоне и покрашенной красной краской.

После поездки в Стопницу и появилось это стихотворение.

ПОСВЯЩАЕТСЯ ДЕДУ
Сады цветут. «Пшепрашам паньства…» Заграница.
На высоту! Костел окрашен в серый цвет.
Картинный вид на городок Стопница.
Мемориал. Свеча. Гвоздик букет.
Лежат повзводно. Рядовые. Безымянны!
Вдали от дома, и без объяснения причин
Снимаем шапки возле обелиска.
Апрель поет. А мы молчим. Молчим…



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *