Как восстановили имя «красного сокола»

Калейдоскоп

В деревне Старокожевка Михеевского сельского Совета на гражданском кладбище есть могила советского летчика, погибшего в воздушном бою в 1941 году. В ней покоится лейтенант Алексей Дмитриевич Прядко, командир звена 18-го истребительного авиаполка. Между тем после войны личность офицера долгое время была неизвестна. Возможно, он так бы и числился безымянным, если бы не настойчивость учащихся Дрибинской средней школы.
Эту историю мне рассказал учитель школы Степан Федорович Марков, руководивший школьным отрядом «красных следопытов» — ребят, которые собирали сведения об участниках войны и вели переписку с родственниками фронтовиков. Однажды к Степану Федоровичу обратились две ученицы, жившие в деревне Старокожевка — Нина Цыркунова и Тамара Авдеева. Они-то и рассказали про могилу летчика, упомянув, что в деревне есть свидетели давних событий.
По словам стариков, все произошло осенью, когда территория района уже была оккупирована немцами. В середине дня над деревней раздался гул самолетов. Выбежав на улицу, люди стали свидетелями воздушного боя: два самолета против одного. Одиночный самолет горел и вскоре упал на землю.
Первыми к месту падения подбежали мужчины — Осип Снытко и Свирид Киселев. Возле разбитой машины они увидели мертвого молодого летчика. Сельчане забрали пистолет и документы, а самого авиатора похоронили на деревенском кладбище, завернув в парашют. Впоследствии могилу дважды разрывали: сперва полицаи, забравшие парашют и личные вещи офицера, а потом и немцы. И те, и другие искали документы и оружие, так что Снытко и Киселев провели несколько дней в немецкой комендатуре в Горках. Мужчин допрашивали, но они стояли на своем: ничего не брали, и были отпущены.
Документы между тем хранились в доме у Осипа Снытко. Но когда фронт стоял на реке Проня, дом сгорел. А сам Снытко к тому времени, когда историей заинтересовались пионеры, уже умер. Но женщины в деревне помнили, что фамилия похороненного офицера была то ли Передков, то ли Прядков, а имя — Александр или Алексей. Были разногласия и по отчеству: Данилович? Дмитриеевич?
На основе этих данных дрибинские пионеры написали запрос в Центральный архив Министерства обороны СССР в город Подольск, изложив события 30-летней давности и указав предполагаемые фамилию и имя летчика. Ждать ответа пришлось долго: из архива письмо переслали в отдел кадров военно-воздушных сил. А вот известие оттуда было конкретным по содержанию: по учету офицерского состава в сентябре 1941 года пропал без вести младший лейтенант Алексей Дмитриевич Прядко, 1914 года рождения, уроженец села Дубровка Миргородского района Полтавской области.
Сведений о близких в отделе кадров не имели. И тогда краеведы решили отыскать их самостоятельно. По указанному адресу отправили письмо с припиской: «вскрыть почтальону». И вскоре получили ответ родственников погибшего летчика со словами благодарности.
А в 1977 году, 9 Мая, в Дрибин на встречу с пионерами приехали брат Алексея Сергей с тремя сестрами. В Старокожевке, на памятнике у могилы они установили фотографию с надписью и взяли горсть земли — отвезти на могилу родителей. Увы, Анастасия и Дмитрий Прядко так и не узнали, где покоится их сын: ушли из жизни раньше. Как рассказал приезжий, всего в семье Прядко — по-крестьянски большой — ушли на фронт пятеро братьев. Пехотинец, танкист, артиллерист… Двое погибли. Но места их захоронения родственникам были известны. А после освобождения Полтавщины в деревню пришло извещение на Алексея: пропал без вести. Мать и отец горевали и ждали чуда до последнего дня…
Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *