«Оккупанты их расстреляли на Покров…» Малоизвестный эпизод Великой Отечественной войны

Жизнь как она есть

Фото носит иллюстративный характер и не имеет отношения к событиям

В редакцию пришло письмо от жителя Могилева Николая Осиповича. Николай Савельевич — наш земляк, уроженец деревни Корзеево — написал о малоизвестном эпизоде первых дней Великой Отечественной войны. События связаны с Дрибинщиной, и без рассказа о них история родного края будет явно неполной.
«Уже более 77 лет прошло с тех пор, когда гитлеровская Германия напала на нашу советскую Родину. Но время бессильно стереть из памяти поколений имена тех, кто сражался и отдал свою жизнь за независимость.
Жительница деревни Корзеево Черневского сельсовета Любовь Егоровна Шевцова однажды поведала мне, что в 1941 году, в первые дни войны, в деревне был создан истребительный отряд (речь о добровольческом формировании советских граждан, способных владеть оружием, состоявшем в первую очередь из партийных и комсомольских активистов, не подлежавших призыву в армию, для борьбы с диверсантами, парашютистами, шпионами, дезертирами, то есть поддержания порядка в период режима военного времени в тылу Красной Армии — прим.ред.) В отряд входили молодые люди, приблизительно 1923 — 1925 годов рождения, и взрослые, которые не подлежали мобилизации.
В августе отрядовцы совершили вооруженное нападение на механизированную колонну, передвигавшуюся по дороге Могилев — Дрибин. Были уничтожены две машины и трое солдат. Немцы в ответ устроили облаву в лесу в окрестностях деревень Доманы — Корзеево. Многие отрядовцы были захвачены, в том числе корзеевцы Михаил Степанович Романов, Николай Сергеевич Гудков, Василий Леонович Клименков, Иван Титович Клименков, Александр Ефимович Глушанков, Иосиф Авдеевич Романов, Николай Брондоусов и Савелий Хуторов. По рассказу все той же Л.Е. Шевцовой среди тех, кто попался во время облавы, также были жители деревень Углы, Коммуна, Ждановичи и Яськовщина.
Всех пойманных немцы поместили в колхозный сарай в Ждановичах. А 14 октября, когда люди праздновали Покров день, заставили вырыть глубокую яму неподалеку от кладбища и расстреляли. После поговаривали, что родственники корзеевских парней накануне хотели напасть на охрану и освободить пленников. Но, посоветовавшись с односельчанами, от идеи отказались. Люди боялись, что немцы в отместку накажут всю деревню…
В общей могиле расстрелянные лежали до 1942 года. Весной жителям Корзеево как-то удалось перезахоронить тела детей на кладбище в родной деревне. Про остальных погибших рассказчица не знает. Собственно, это все, что ей известно. Не будем забывать, что в 1941 году Любови Егоровне было всего 13 лет».
В завершении письма Н. Осипович задается вопросом: вероятно, стоит установить на месте гибели земляков памятный знак или поклонный крест?
Изучаем книгу «Память. Дрибинский район». В разделе «Партизаны, мирные жители, которые погибли», значится четыре человека, указанных Николаем Осиповичем в письме: Савелий Федорович Хуторов, 1913 г.р., Михаил Степанович Романов, 1926 г.р., Иван Титович Клименков, 1922 г.р., Николай Сергеевич Гудков, 1926 г.р. Год гибели— 1942 год. Но, возможно, речь о времени перезахоронения?
Отдел по идеологической работе, культуре и делам молодежи Дрибинского райисполкома, куда Николай Осипович также обращался, и «СВ» просят жителей района: если вам что-то известно об этой истории, сообщите. Телефон редакции 25188.
Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *