Хранительница истории, вековых традиций и народной мудрости

Год малой родины Дрибинщина день за днем Жизнь как она есть Калейдоскоп


Согласитесь, каждая семья держится на любви и памяти старшего поколения. Накопленные ими знания и опыт важны в современных условиях, когда наряду с инициативой молодых требуется жизненная мудрость людей старшего поколения. Многие из них сохраняют активную жизненную позицию. Молодежь учится у них трудолюбию, верности малой родине, народным традициям, мудрости, позитивному отношению к жизни и умению не отступать перед трудностями.
Меня поражает, что многие представители старшего поколения, невзирая на возраст и болезни, не любят проявлений слабости, ведут активный образ жизни, не равнодушны ко всему, что происходит в их деревне, городе. А стойкости духа, доброты и терпения им не занимать. Про таких людей мы говорим — это люди старой закалки.
Сегодня я хочу рассказать об интересной и замечательной женщине — Ефросиньи Григорьевне Кравцовой, уроженке деревни Кледневичи Дрибинского района. Здесь же она росла и замуж вышла за местного деревенского парня. Много на своем веку за 86 лет повидала Ефросинья Григорьевна. За плечами этой женщины, умудренной жизнью, стоит много больших дел.
Корреспонденту районной газеты приветливая хозяйка была рада. Открыв калитку, пригласила в дом: «Людочка, заходи, ты же наша, местная, дочка Гали, нашего фельдшера».
В доме Ефросиньи Григорьевны тепло, чисто и уютно. Усевшись удобно на диванчике, завязался наш разговор за жизнь.
— Бывало всякого на моем веку, — говорит хозяйка, — жизнь прожить — не поле перейти, хватило вдоволь и радости и горя, но я никогда не отчаивалась, не унывала, так как искренне верю в Бога, и он мне всегда помогает.
Девятилетней девочкой Ефросинью застала война, она отчетливо помнит оккупацию, стрельбу… Признается, что до сих пор не может смотреть фильмы, где стреляют. Вместе с мамой и остальными детьми — в семье их было пятеро, бежали на Витебщину.
«Немцы ничего не дали взять с собой, в чем были, в том и убегали, — вспоминает женщина. — Заходили по дороге в жилые дома, просили что-нибудь поесть. А я самая младшая в семье была, мелкая — приду на порог дома, перекрещусь, поклонюсь мне и дадут кусочек хлебушка. Так мы выживали. Послевоенные годы тоже были тяжелыми, вернулись в родную деревню, а она почти вся была разрушена — сожжена немцами. Три двора только уцелели. Первым делом в деревне построили школу и медпункт, а те кто вернулся домой жили в землянках. Голод был, выживали, как могли… Собирали гнилую картошку на поле. Рядом с деревней проходит железная дорога, вот мы и садились на подножку поезда, сходили, где были поля, и ходили по ним в поисках какой-нибудь пищи. Хоть и тяжело было, но жили все дружно, простенько рядились, гуляли и трудились всей гурьбой.
Жизнь научила меня и за плугом ходить, и косой косить, и серпом жать. Тата мой был бондарь и сапожник, этим промыслом он семью кормил.
Ефросинья Григорьевна обладает хорошим музыкальным слухом и голосом, знает множество старых народных песен. Она их запомнила от старших женщин, с которыми работала в колхозе, вместе с ними она ходила в поле жито жать. И сейчас она может исполнить любую из них.
— Люблю эти песни, — говорит моя собеседница, — в них вся правда, они про нашу жизнь и говорят о главном. Со жнива всегда шли с песней, а хорошая песня и усталость снимает.
Еще Ефросинья Григорьевна может сама сочинить на ходу частушку или четверостишие. На любых собраниях, которые проходят в деревне, она всегда в центре внимания. До сих пор остается «живчиком», активной во всех делах, не перестает удивлять односельчан своей энергией, шутками-прибаутками. Сейчас в деревне основное место, где собираются жители, — местный магазин. И когда приходит сюда Ефросинья Григорьевна возле нее собирается народ, всех она развеселит, про каждого частушку сочинит: «Я и мужиков деревенских пристыжу частушкой, тех, кто употребляет спиртное: Идет мужчина в магазин, а сумочки не мае, бутылки ставит он в рукав и с горла выпивае», — задорно выдала частушку женщина.
Местная певунья всегда была активным участником любительского объединения «Золотой возраст», которое существовало до недавнего времени в деревне.
Ефросинья Григорьевна, окончив семь классов, несколько лет работала развивальщицей на Оршанском льнокомбинате. Молодая трудолюбивая девушка за достижение высоких производственных показателей и активное участие в работе комсомольской организации награждена Почетной грамотой ЦКЛКСМ. Затем долгие годы работала в совхозе «Дрибинский», где старательно трудилась в полеводческой бригаде. И быков она выращивала, и коров доила — никакой работы не боялась и трудилась на совесть. За свой труд награждена дипломом «Мастер — золотые руки», имеет заслуженную медаль и почетную ленту «Мастер высоких привесов». Она участник областного слета животноводства. Имея награды за свой труд, у нее и по этому поводу есть интересные частушки: «Я на ферме працавала, там паіла ўсіх быкоў, а за добрую работу награждаў мяне Юркоў».
Про таких людей как Ефросинья Григорьевна говорят «мастер на все руки». И это действительно так. В доме у нее предметы быта, интерьера, одежды украшены вышивкой, вязанием. Наволочки, подушечки, покрывала, коврики, набожники — все сделано своими руками. Даже подставки для цветов сама из лозы смастерила. Придумывала рисунки, затем по ним вышивала, помогала и знакомым составить узор для вышивки. Здесь и птички поют, и цветы луговые, и орнаменты разные в белорусском стиле. Смотришь на такие предметы, и восхищаешься: сколько любви, света, добра вложено в них! Где эта женщина находила время для рукоделия? Ведь работала от зори до зори в поле и дома. Остается только поклониться такой созидательнице красоты!
— Раньше много вышивали, ткали, пряли, — говорит моя собеседница, — бывало, собирались в одной избе и занимались рукоделием. Еще собирались в избах на «вячорки», гарманисту платить было нечем, так я у мамы парочку куриных яиц тихонько возьму в карман и пойду на вечеринку, очень уж танцевать любила, да и сейчас сплясать могу.
Живенько, подскочив с дивана, пританцовывая запела моя героиня: «Я на пенсию пошла, трохи приоделася, руки, ноги отдохнули — скакать захателася».
Ефросиньи Григорьевны еще умеет и валенки свалять. Не один десяток односельчан своими умелыми руками одела в теплые валенки. «Знакомые, соседи, просили меня смастерить валенки, — вспоминает Ефросинья Григорьевна. — Первую пару сваляла своей маме, конечно, не сразу все получалось, но с каждым разом все лучше. Мне было интересно самой выполнять эту работу от начала до конца. А научилась мастерству от дяди своего мужа. Посмотрела, как он это делает, и сама попробовала. Чему смолоду научишься, то и в старости пригодиться», — ласково добавила мудрая женщина.
Так что в родной деревне она и швец, и жнец и на дуде игрец.
С мужем Григорием прожили долгие годы — почти 60 лет. Старательно работали на земле, на подворье держали большое хозяйство: овцы, коровы, свиньи, разная птица — все как и полагается в деревенской семье. Вырастили двоих сыновей, которых с детства приучали работать на земле, чтобы они выросли достойными людьми. Сейчас Ефросинья Григорьевна живет одна, ходит на могилку к мужу, в гости приезжает сын, внуки, правнуки. Они любят свою маму и бабушка и гордятся ей. Благодарны за мудрые советы, за любовь, за ласку, и просто за то, что она у них есть.
Такие люди, как Ефросинья Григорьевна, пожившие на своем веку — наша нравственная опора, источник мудрости и моральной поддержки, наша тихая гавань, куда мы приплываем после жизненных бурь и потерь, и где нас всегда поймут. Вырастив детей, они помогают воспитывать внуков и правнуков. Таким людям мы должны быть благодарны, дарить им свое внимание и человеческое тепло.
Людмила СВИРИДЕНКО



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *