КАВАЛЕР СОЛДАТСКОГО «ЕГОРИЯ»

Калейдоскоп Общество

Уважаемые читатели. Перед вами очередной выпуск рубрики «О чем говорят награды», в которой рассказывается об истории государственных наград разных лет и земляках, которые их заслужили. Если ваши родственники воевали или трудились в тылу в годы Великой Отечественной, были награждены за достижения в области производства, культуры, образования, здравоохранения и других сферах деятельности, пишите на электронный адрес saveckaja_veska@tut.by или звоните по телефону 25188. Уверен: вам есть кем гордиться и что рассказать.


Сегодня поговорим о воинских наградах императорской России. А точнее — о Георгиевском кресте, которым отмечали исключительно «нижний чин» — солдат и унтер-офицеров — за отвагу на поле боя.
Немного истории. 19-й век, 1800-е годы. Десятилетие ознаменовано Наполеоновскими войнами. Амбициозный французский император начинает передел политической карты Европы. Россия разыгрывает собственную партию. В кровопролитном сражении при Прейсиш-Эйлау, которое позже назовут «Первым Бородино Наполеона», русская армия выступает на стороне Пруссии. Практически сразу после того, как известие о битве попало в Санкт-Петербург, императору Александру I представляют записку с предложением наградить нижних чинов, отличившихся в ходе боевых действий». А именно: учредить «5-й класс или особое отделение Военного ордена Святого Георгия для солдат и прочих нижних воинских чинов… который может состоять, например, в серебряном кресте на Георгиевской ленте, вдетой в петличку».
Почему решили учредить особую награду?
Ордена в то время являлись символом социального статуса и их давали только представителям знати. Например, упомянутый орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия вручали за доблесть на поле брани. Медали же не отражали степень реальных заслуг — в них указывалось только место сражения. В общем, так и появился новый знак отличия, отчасти напоминавший офицерскую награду. Знак представлял собой крест, в кругу которого на одной стороне было изображение Святого Георгия на коне, а с другой вензели Святого Георгия и порядковый номер.
При учреждении Знак отличия степеней не имел. Уже позже, в 1856 году, были введены четыре степени, награждение которыми производилось строго последовательно от низшей, 4-й степени, к высшей. Первую и вторую изготавливали из золота, третью и четвертую – из серебра.
В 1913 году был утверждён новый статут Знака. Тогда-то он и стал официально называться Георгиевским крестом. А кроме официального получил и другие наименования: солдатский Георгиевский крест, солдатский Георгий (в просторечье — «Егорий») и др.
Что еще следует упомянуть? Пожалуй, то, что награжденный за храбрость солдат получал жалованье на треть больше обычного. Прибавка сохранялась пожизненно после увольнения в отставку. Награждение солдатским Георгием давало и другую «льготу»: запрещение применения телесных наказаний. А если кавалер получал знак отличия в ополчении, то его уже не могли отдать в военную службу («забрить в солдаты») без согласия.
Последним конфликтом империи, в котором российские солдаты получали Георгиевские кресты, стала Первая Мировая война. И это имеет отношение к нашему рассказу.
Взгляните на фотографию. Перед вами — уроженец села Никольское Чаусского уезда (ныне деревня Никольск Дрибинского района), сын крестьянина Федот Евменович Купцов. Обратите внимание на число наград на гимнастерке. Смотрится впечатляюще — 4 креста и 4 медали. Федот Купцов — кавалер полного Георгиевского банта. То есть, он имел не только четыре Георгиевских креста всех степеней, но и четыре георгиевских медали «За храбрость». Следует знать, что крест и медаль не вручались в паре. Каждая награда — за отдельный подвиг. Понятно, что обладателей полного Георгиевского банта на фронте было совсем немного.
Чем отличился наш земляк? Сведениями из биографии героя поделился его внук, минчанин Анатолий Михайлович Купцов. В его домашнем архиве хранится портретное фото (перед вами). А в Российском государственном военно-историческом архиве нашлись интересные подробности о военной службе родственника.
Федот Купцов воевал в 15-м стрелковом Его Величества короля Черногории Николая I полку (в последующем 397-й пехотный Запорожский полк). Унтер-офицер Ф.Е. Купцов был удостоен всех Георгиевских крестов в один (!) год — в 1915-м. В частности, самую первую награду, 4-й степени — за бой 29 марта, в котором «при штурме укрепленной высоты примером личной храбрости ободрял своих товарищей и увлекал их за собой». Георгиевские же медали, согласно данным архива, Федот Купцов получил в 1915 — 1917 годах.
Сохранилась и небезынтересная копия протокола общего собрания команды пеших разведчиков 397-го полка от 18 октября 1917 года, в котором Федот Евменович представляется к награждению. Вот описание, стиль которого сохранен: «В бою 27 и 28 июня 1916 года у господского двора реки Стоход восстановил связь с 8-м Туркестанским полком, выбил противника из господского двора и узнал переправу реки Стохода, что было донесено командиру полка. Будучи окруженным с трех сторон противником, наступавшим на господский двор силою около двух рот, прапорщик Купцов, не падая духом, ободряя своих 40 человек, отбил наступающего противника и удержал господский дом более суток до прихода двух рот своего полка, которые заняли позицию».
К сожалению, из протокола не ясно: к какой именно награде был представлен Федот Купцов. Но определенную информацию документ дает.
Во-первых, время и место событий. Речь об одном из эпизодов «Брусиловского прорыва» — фронтовой наступательной операции Юго-Западного фронта русской армии под командованием генерала Алексея Брусилова. Бои на украинской реке Стоход, которые русские войска вели на труднопроходимой от природы — леса и болота, усиленной фортификационными сооружениями немцев территории. Город Ковель — конечная цель — так и не был взят.
Во-вторых, как видим, во время описываемых событий Федот Купцов уже не унтер-офицер, а прапорщик, то есть младший командир. На фронте самые большие потери офицерского корпуса приходились на младший состав, и поэтому в военное время допускалось присвоение чина прапорщика за боевые отличия унтер-офицерам с образованием, либо награжденным Георгиевским крестом I степени.
В-третьих. Обычно прапорщики назначались командирами пехотных взводов, пулеметных либо артиллерийских команд. Из протокола можно сделать вывод, что Ф.Е. Купцов командовал взводом разведчиков. Осмелюсь предположить, что он представлялся к поощрению по так называемому «приговору роты», когда награды выделялись подразделению и распределялись с учетом мнения товарищей. Полученные по «приговору роты» отличительные знаки ценились в солдатской среде больше, чем полученные по представлению командира. Правда, на офицеров данное правило не распространялось. Но в прапорщики Федот Купцов вышел из нижних чинов. И наравне с подчиненными делил тяготы боевой жизни. В общем, все могло быть.
Как сложилась дальнейшая судьба героя? С 1920-х годов Федот Евменович проживал в родном селе вместе с семьей. Полученные на войне награды кавалер сдал государству в ходе сбора помощи голодающим Поволжья. В годы Великой Отечественной войны Ф.Е. Купцова в армию не призвали по возрасту (родился примерно в середине 1880-х). А после освобождения Беларуси он был осужден военным трибуналом войск НКВД Могилевской области на 15 лет каторжных работ. Анатолий Купцов рассказал, что дед был лесником и при немцах отвечал за погрузку леса на железной дороге. Должность, от которой трудно отказаться. Либо соглашайся, либо расстрел…
Это, по мнению домашних, и квалифицировали как пособничество оккупантам.
В родные края Ф.Е. Купцов больше не вернулся — умер в 1952 году в Кемерово. Семья долгое время об этом не знала.
На фото: георгиевский кавалер Федот Купцов и реплики Георгиевского креста.
Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *