Война в одной судьбе

Беларусь помнит...

Приближается дата 75-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, а через год, 9 мая, мы отметим 75-летие Великой Победы …

Я вспоминаю радостные и печальные дни, месяцы и годы, которые пришлось пережить мне и моему поколению. В июне 1941 года я сдал экзамены за 4 класса в Покутянской начальной школе. Я и мои друзья радовались, что осенью пойдем в 5 класс Гололобовской средней школы. А 22 июня 1941 года началась война…
… Мобилизация проводилась Дрибинским военкоматом в покутянском лесу, 7 июля 1941 года вместе с другими мужчинами деревни на фронт ушел мой отец Моисей Алексеевич Зюликов. Его я провожал до станции Темный Лес. На ходу получал отцовские наставления. Громкая команда: по вагонам! И через несколько минут поезд ушел в кричевском направлении. Позже отец рассказал, что, не доезжая до станции Красноручье, их состав обстреляли с самолета. Был приказ покинуть вагоны и скрыться в кустарнике. Отец вместе с жителем соседней деревни Гонтовля до Ходос добирались пешком, оттуда уже удалось уехать на Кричев. Отец прошел всю войну, участвовал в обороне Москвы, Сталинграда, в Курско-Орловской операции, освобождал Варшаву, польский город Штэттин, форсировал Одер, награжден орденами и медалями…
Осенью 1941 года, во время оккупации, нас, подростков, выгоняли на работы. Полицейские из числа жителей окрестных деревень, сидя на лошадях, с винтовками в руках гнали нас в лес за железную дорогу, там мы выкапывали молодые елочки и высаживали их вдоль дороги Дрибин — Темный Лес. В некоторых местах эти ели, посаженные руками полуголодных подростков, сохранились и сегодня.
В 1942-1943 годах, когда в лесах уже действовали партизанские отряды, немцы, чтобы обезопасить свои эшелоны, стали вырезать лес вдоль железнодорожных путей, освобождая метров по 200 с каждой стороны. Лес грузили в вагоны для отправки в Германию.
Хорошо помню сентябрь 1943 года. Немецкие войска отступали. По Покутью лошади, по 4 штуки в упряжке, тянули дальнобойные артиллерийские орудия. Трое солдат были оставлены в деревне. Один из них дежурил рядом с лошадью, запряженной в бричку, второй, оборудовав в земле место, залег там с пулеметом и временами вел стрельбу в направлении Гололобовки. Третий зажег факел и пошел по деревне. Дом Агафьи Мурцовой быстро занялся огнем. Мы, дети, не понимая всей опасности, подбежали к поджигателю и стали знаками показывать ему, мол, не делай этого, погаси факел. Конечно же, он нас не послушал, только многозначительно показал на висящий на плече автомат. В испуге мы убежали. К немцу подошел местный житель Марк Разумовский, он воевал в Первую мировую, был в плену и кое-как мог изъясняться на немецком. О чем он в тот момент говорил врагу, я не знаю, но деревню от сожжения он спас.
В какой-то момент со стороны Гололобовки послышался стук лошадиных копыт и песня. Это мчались советские разведчики. Немецкий пулеметчик сделал несколько очередей, ранив советского офицера. Двое других захватчиков тут же ретировались на своей бричке.
Мы, обрадованные появлением наших солдат, тут же доложили им обстановку. В первую очередь показали, где залег немецкий пулеметчик — за домом Василия Разумовского. Там же его застрелили советские солдаты, мне было поручено захоронить его на той же огневой точке.
Рассказали местные мальчишки и о двух других немецких солдатах. Их также наши настигли на дороге, не доезжая Дрибина. Покутье Красная Армия освободила 28 сентября 1943 года. Фронт остановился на долгих 9 месяцев на реке Проня.
На освобожденной территории начали возводиться оборонительные сооружения. Недалеко от деревни Поташня стали строить военный аэродром, а по окраине леса — места для стоянки самолетов. Вместе с советскими солдатами работали и мы, подростки. Работала техника, а наша задача была в плетеных из лозы корзинах выносить в определенное место камни, строительный мусор. Помогали мы и в строительстве лодок, их делали из досок, а мы разогревали битум и промазывали лодочные швы. Вместе со мной на аэродроме работали Н.Т. Семкина, А.Я. Голубовский, Е.Е. Сорокина, Т.М. Зюликова, Т. Петрусева, Н. Кудрявцева…
Чуть позже стали возводить военную железнодорожную линию от Темного Леса до Дроздовки, называли ее бронелинией. По ней подвозили ящики с боеприпасами для самолетов, нас, местных подростков, привлекали для разгрузки… Так проходило наше детство, в тяжелом труде, в постоянном лишении и страхе за свой завтрашний день. Но мы сумели выстоять. И в деле Великой Победы есть вклад и нас, покутянских подростков.
Владимир ЗЮЛИКОВ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *