В шаге от смерти

Беларусь помнит... Общество Память бережно храним

2020 год объявлен в Содружестве Независимых Государств Годом 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Эта война изменила ход мировой истории, судьбы людей и карту мира. Советский народ противостоял натиску высокоорганизованного и хорошо вооруженного противника — нацистской Германии и ее союзников.

«Районка» продолжает цикл публикаций, посвященных юбилею Победы, под общим названием «Память бережно храним». Любой из вас, уважаемые читатели, может стать автором статей, рассказов, стихов. Мы помним их — солдат и офицеров сороковых годов двадцатого века, живых и мертвых. Мы будем перелистывать старые фотоальбомы, читать их письма…
Сегодня в нашем проекте — уже известная читателям рубрика «О чем говорят награды». Но от принятого формата мы отойдем. Речь пойдет о медали «За боевые заслуги», к которой — обратите внимание! — был представлен не красноармеец или краснофлотец, а человек гражданский.

Гектары, начиненные смертью

После освобождения Белоруссии от оккупантов в сельской местности cложилась тяжелая ситуация: минные поля, оставленные как немцами, так и нашими, брошенные боеприпасы связывали колхозникам руки. Выходя на сельхозработы, люди рисковали стать жертвой подрыва.
На Могилевщине наиболее тяжелая ситуация с взрывоопасными предметами сложилась на территории районов, где с осени 1943-го и до лета 1944-го годов стояла линия фронта, — в Дрибинском, Горецком, Славгородском, Чаусском и др. Чаще всего взрывоопасные предметы попадались в пойме рек, разделявших боевые позиции, — те же Проня, Голыша, Быстрая… Логично думать, что в столь непростых условиях разминированием должны были заняться армейские саперы. Но фронт уходил на запад, и выполнить работу целиком они не могли. И тогда в феврале 1944 года Государственный Комитет Обороны (ГКО) — созданный на время Великой Отечественной войны чрезвычайный орган управления, обладавший всей полнотой власти в СССР, принял постановление № 5216 «О привлечении организаций Осоавиахима к работам по разминированию и сбору трофейного и отечественного имущества в районах, освобожденных от немецкой оккупации». В марте появилось соответствующее постановление Центрального комитета Коммунистической партии Белоруссии. Что это за документы?
Осоавиахим (общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству) — одна из массовых общественно-политических оборонных организаций в СССР. Благодаря обществу в предвоенные годы в стране развернулась широкая подготовка летчиков, парашютистов, снайперов и т.д. Вступать в Осоавиахим можно было с 14 лет. И вот, согласно постановлениям ГКО и ЦК КП(б)Б, в освобожденных районах предписывалось создать команды добровольцев-разминеров из лиц не моложе 15 лет обоего (!) пола. На областных курсах Осоавиахима под руководством специалистов общества и офицеров инженерных частей Красной Армии стали спешно готовить инструкторов, в райцентрах — бойцов-разминеров. Обучение длилось не более двух недель.
Несколько лет назад «районка» публиковала рассказ дрибинчанина Аркадия Кузьмича Демьянова, ныне покойного, о том, как 15-17-летние подростки, рискуя жизнью, обезвреживали мины на полях и сенокосах. Аркадий Демьянов был в разминерах чуть больше месяца. Весной 1944-го лейтенант-инструктор привел пацанов к деревне Заложье. Подробности Аркадий Кузьмич вспоминал так, будто все было вчера:
— В военкомате сказали: пойдешь на курсы по разминированию. Надо, значит, надо, я же осоавиахимовец, у меня значок «Ворошиловский стрелок»!.. Было нас мальчишек двадцать, все из Дрибина и окрестных деревень. Помню Аркадия Гижинского — из одного котелка ели, и Степана Маркова.
Там, где броды и ровная пойма, немцы устанавливали противотанковые, в низинах — противопехотные. Иногда вперемешку.
Расчистку мы вели по квадратам. Инструктор размечал палками участок. Становились по пять человек. Шли медленно, без разговоров, на расстоянии друг от друга. Железным щупом осторожно прокалывали землю под небольшим углом, каждые 15—20 сантиметров. Если шест натыкался на твердое — место проверяли. Если мина, то ищешь взрыватель, выворачиваешь. Мину — в кучу. Приезжала полуторка, кузов нагружали доверху.
А если не уверен… Предупреждаешь своих голосом, кидаешь «кошку» — крюки на веревке, тянешь… Подрывали.
Что еще сказать? Страшно не было. Наоборот, даже интересно. Пацаны, одним словом… Как-то для потехи взялись палить по минам из винтовок. В меткости соревновались. Лейтенант узнал, ругался.
Что еще помню? Все время есть хотелось. Были на подножном корме — суп из щавеля, картошка. Ночевали в землянках. Одеты-обуты во что попало. Я ботинки носил от разных пар. Домой явился — мать руками развела.
А распустили наш взвод, когда один паренек — он из деревни Шаблавы был — подорвался. Остался без ног выше колена…

Вспомним их имена

Недавно в редакцию газеты пришло письмо из государственного архива Могилевской области. Архивист Нина Сергеевна Скапцова пишет о том, как проходило разминирование в Дрибинском районе. Наибольшую ценность, на наш взгляд, представляют имена и фамилии подростков, которые день за днем выполняли опасную работу. Кто сейчас помнит о них?
«Начальником команды назначили Борисова Ивана Константиновича, помощником командира — Евдокимова Михаила Григорьевича. Взводами командовали Романов Владимир Дмитриевич, Ковалев Михаил Гаврилович и Козлов Семен Иванович. Вся ответственность за разминирование и очистку территории ложилась на командиров взводов. Всего было подготовлено 127 бойцов-минеров и 5 инструкторов».
В материале архивист приводит случай, который подтверждает рассказанное А. Демьяновым: «Разминерам надлежало быть предельно внимательными и осторожными. Ведь один неверный шаг или движение вели к гибели или ранению. Так, 16 июня 1944 года во время работы на смешанном минном поле ПОМ 3-2 боец-разминер Белинский Владимир Михайлович, 1928 года рождения, проживавший в деревне Шаблавы Покутянского сельсовета, не обращая внимания на местность, пошёл к выходу с минного поля, где и наткнулся на мину. Взрывом Белинский был тяжело ранен в обе ноги. Раненому не была оказана первая помощь по вине медсестры, которая самовольно ушла домой. В итоге пострадавшему ампутировали ноги в военном госпитале. Виновница была привлечена к уголовной ответственности.
А 1 августа 1944 года при работе на минном поле типа ПОМ 3-2 в деревне Рясно произошел несчастный случай с разминерами Павлюченко Александром, 1927 года рождения, проживавшем в деревне Затоны Робцевского сельсовета, и Мурашкиным Василием, 1928 года рождения, проживавшем в деревне Кричеватка Рясненского сельсовета.
Зацепив «кошкой» за установленную мину, они побежали в укрытие, но по неосторожности Павлюченко зацепился за веревку «кошки», и был ранен в правую ногу тремя осколками навылет. Мурашкина ранило в правую руку и грудь».
В Дрибинском районе сплошное разминирование начали 26 апреля 1945 года, а закончили 8 сентября 1945 года. При разминировании отличились инструкторы: Романов Владимир Дмитриевич, Савкин Николай Васильевич, Хисматулин Николай Васильевич; бойцы-минеры: Демидов Григорий Васильевич, Жариков Александр Яковлевич, Каштанова Елена Елисеевна, Греков Алексей Михайлович, Разумовский Михаил Яковлевич, Фёдоров Александр Антонович, Сенченко Виктор Яковлевич, Ильюшин Осип Яковлевич.

Фронт несовершеннолетних

Как оказалось, в деревне Старое Прибужье живет дочь одного из участников разминирования территории района — Галина Павловец. Она рассказала об отце — Григории Демидове, чье имя упомянуто в материале, присланном из госархива.
— Папа был 1928 года рождения. В 1941 году его родителя — Василий Демидов работал милиционером — призвали в армию. В первые дни войны Василий погиб. Супруга Елизавета осталась с двумя сыновьями: меньший — Николай, старший — Григорий.
Так как в 1943 — 1944 годах Старое Прибужье находилось на переднем крае, то немцы всех жителей выселили. Когда оккупантов прогнали, семья вернулась. Оказалось — на пепелище. Не было ни крова, ни еды, и папа, которому было всего 16 лет, не побоялся собирать боеприпасы в окопах — глушил рыбу в Проне. Возможно, по этой причине и оказался в разминерах. В деревне шила в мешке не утаишь.
А вот как все происходило — отец не рассказывал. Он по характеру немногословный был. Раз, правда, поделился: на разминирование всегда выходил босиком — мол, в обуви можно чего-то не почувствовать. И сказал, что в конце сороковых годов, когда призывали в армию, переживал: вдруг заберут в саперы? Повзрослев, он больше не хотел иметь дело с минами и гранатами.
Учитывая большую проделанную работу по разминированию и очистке территории Могилевской области и проявленные при этом умение и мужество, облсовет Осоавиахима в 1946 году представил к правительственным наградам наиболее отличившихся бойцов и инструкторов. Из Дрибинского района медалью «За боевые заслуги» был отмечен инструктор Владимир Романов.
Медаль выполнялась из чистого серебра 925-й пробы и представляла собой правильный круг. На лицевой стороне медали, окаймленной бортиком, вдавленными буквами была выполнена надпись СССР. Все буквы были покрыты рубиново-красной эмалью. В самой середине медали находилась рельефная надпись «За боевые заслуги». Непосредственно под надписью располагалось изображение скрещенной винтовки и шашки. Обратная сторона награды была просто гладкой, на ней не было ни изображений, ни надписей. С помощью кольца и ушка награда соединялась с пятиугольной колодкой, которая была обтянута шелковой муаровой лентой, имеющей серый цвет. По краям ленты имелось две продольных полоски золотистого цвета.
Медалью обычно награждались военнослужащие рядового, командного и начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск пограничной охраны, которые в борьбе с врагами советского государства умелыми, инициативными и смелыми действиями, сопряженными с риском для жизни, содействовали успеху боевых действий на фронте.
Но у правила бывают исключения. У несовершеннолетних разминеров был свой, особый фронт…
Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *