«Жетонная» бухгалтерия

Забытые вещи Калейдоскоп

Уважаемые читатели. Перед вами очередной выпуск рубрики,
в которой мы рассказываем о предметах и явлениях,
необычных на взгляд современного человека.
Время бежит с огромной скоростью, и порой не замечаешь,
как привычное становится забытым или меняется до неузнаваемости…

 

Самый цветущий весенний месяц — май — вот-вот завершится, унеся с собой тюльпаны, нарциссы, ландыши… Но владельцам дачных соток унывать некогда. Самое время демонстрировать знания и опыт. Картофель посадили? Капустная рассада прижилась? А бегония как себя чувствует?
Труд цветовода-огородника порой приносит неожиданные плоды. Так, на днях товарищ сделал необычную находку прямо под окном своего дома. На участок привезли машину плодородного грунта, часть из которого «пошла» на клумбу. Рыхля чернозем, знакомый нашел кругляшок.
Монетка — таким было предположение — от долгого пребывания в земле покрылась патиной. Впрочем, после очистки возникли сомнения. Взгляните и вы. Ни изображения монарха на аверсе, ни герба. Реверс и вовсе пуст.
Тем не менее, даже невооруженным глазом виден номинал. То есть найденное все же является платежным средством. Что же это? Монгольский тугрик? Замбийская квача?
Шучу, конечно, шучу. Все гораздо проще. Перед вами, друзья, так называемый трактирный жетон, или трактирная марка. «Валюта» для расчета между посетителями, официантами и кассой, появившаяся во второй половине XIX века.
Большие города дореволюционной Российской империи нельзя представить без многочисленных заведений, скажем так, общепита. По свидетельствам историков, демократичные рюмочные, пивные лавки, буфеты и трактиры — заведения для простого народа — были распространены повсеместно. И продавали там не только спиртные напитки. Тогдашний трактир — что-то вроде недорогого кафе с обслуживанием. Только трактирный официант назывался половым. Ударение на последний слог.
И вот вам картина: заходит в трактир, э-э-э… Предположим, возчик. Между посетителем и работником заведения завязывается диалог.
Половой:
— Чего угодно-с?
Возчик:
— Принеси мне, мил человек, горячих щец с убоиной. Мороз нынче!
Половой:
— Мороз, а как же. Пять копеек с вас.
Возчик:
— И чайку с баранками. Свежие у вас?
Половой:
— Не сумлевайтесь. Сами пекем. Еще две копейки. Сию минуту-с…
И отправляется на кухню, где достает из «лопаточника» — бумажника — и отдает два жетона: на 5 и 2 копейки. Забирает нужные блюда и накрывает на стол.
А вот как писал об этом русский и советский журналист, знаток Москвы Владимир Гиляровский в замечательной книге «Москва и москвичи»: «Каждый из половых получал утром из кассы 25 рублей медных марок от 3 рублей до 5 копеек штука и, передавая заказ гостя, вносил их за кушанья, а затем обменивал марки на деньги, полученные от гостя».
То есть, трактир таким образом вел учет: сколько блюд и по какой стоимости было продано. «Жетонная» бухгалтерия!
Платежные жетоны были распространены в Российской империи довольно широко. Как это соответствовало тогдашнему законодательству? Видимо, разрешалось. Известно, например, что даже крупные фабрики могли выдавать работникам часть зарплаты таким «суррогатом» денег. Естессна, не просто так, а с расчетом. Жетоны можно было отоварить только в магазинах, принадлежавших предприятию, купить в лавке продукты и так далее.

Максим ТЕТЕРИН

P.S. Однако. Пока набирал текст — проголодался… В трактир! И немедленно!



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *