Проект «СВ» «Память бережно храним». Искупить вину кровью…

Калейдоскоп Память бережно храним

2020 год объявлен в Содружестве
Независимых Государств Годом 75-летия Победы
в Великой Отечественной войне. Эта война изменила ход мировой истории, судьбы людей и карту мира. Советский народ противостоял натиску высокоорганизованного
и хорошо вооруженного противника — нацистской Германии и ее союзников.

«Районка» продолжает цикл публикаций, посвященных юбилею Победы, под общим названием «Память бережно храним». Любой из вас, уважаемые читатели, может стать автором статей,
рассказов, стихов. Мы помним их — солдат и офицеров сороковых годов двадцатого века,
живых и мертвых. Мы будем перелистывать старые фотоальбомы, читать их письма…

«Буквально вчера я нашла своего погибшего прадеда…»
Поводом для нового материала стало письмо, полученное в социальной сети «Одноклассники». Жительница российского города Тула Наталья Антонова поинтересовалась: нет ли возможности сделать снимок братской могилы в деревне Рясно? Недавно Наталья узнала, что ее прадед, участник Великой Отечественной войны, погиб, освобождая Белоруссию. Рядовой Петр Афанасьевич Беляков был убит осенью 1943 года в бою за деревню Будино (Чаусский район). Первоначально был похоронен возле деревни Затоны.
Вот выдержка из письма: «Несколько лет я занимаюсь составлением генеалогического древа. Запросы в архивы, загсы, поиск информации в Интернете…
Моя девичья фамилия Белякова. Линия Беляковых из Богородицкого уезда Тульской губернии. Мои предки принадлежали к государственному разряду крестьян. На протяжении нескольких столетий проживали в одном месте, сегодня это Тепло-Огаревский район. И география их проживания расширялась в масштабах соседних деревень.
Петр Беляков родился в 1909 году в деревне Татьяновка. Он родной брат моего прямого прадеда Тихона Белякова.
Известно, что на войне Петр Афанасьевич умирал два раза. Первый раз его зачислили в списки погибших 3 сентября 1941 года. Тогда он служил в 144-й стрелковой дивизии 49-й армии. Что конкретно произошло, неизвестно, и вряд ли удастся когда-либо узнать… А через 2 года Петр Афанасьевич погибнет в Белоруссии. Моему прадеду было всего 33 года, как мне сейчас.
Судя по документам, у Петра Афанасьевича осталась жена Александра Михайловна. Были ли у них дети, пока неизвестно, это еще предстоит узнать».

Штрафник
Согласно информации обобщенного банка данных «Мемориал» (проект Министерства обороны Российской Федерации о защитниках Отечества, погибших, умерших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период) П.А. Беляков погиб 2 октября 1943 года. В это время 49-я армия Западного фронта, которой командовал генерал-лейтенант Иван Тихонович Гришин, принимала участие в операции «Суворов». Советские войска продвинулись на запад на 200-250 километров в полосе шириной 400 километров, очистили от немецких оккупантов часть Калининской и Смоленскую область. Освободили, в том числе родную деревню командарма — Внуковичи Рославльского района (где Иван Тихонович узнал, что гитлеровцы расстреляли его отца, мать и всех ближайших родственников). И положили начало освобождению Белоруссии. В списке первых городов, откуда были изгнаны оккупанты — Мстиславль, Кричев, Дрибин. Позже, уже в 1944-м, после прорыва немецкой обороны на Проне, бойцы 49-й армии освободят Могилев. В 1965 году одна из улиц областного центра будет названа в честь Героя Советского Союза Ивана Гришина.
Но вернемся к судьбе пехотинца Белякова. Небезынтересный факт, который мы узнали из архивных документов: последнее место службы красноармейца — 148-я ашр. Оказывается, осенью 1943 года Петр Беляков был штрафником — бойцом армейской штрафной роты, по-простому — «шу-ры».
Штрафники. Первым эту тему — еще в СССР — затронул бард Владимир Высоцкий песней «Штрафные батальоны» (1964 год). «Всего лишь час дают на артобстрел — всего лишь час пехоте передышки, всего лишь час до самых главных дел: кому — до ордена, ну а кому — до «вышки»… Песня про штрафников —сочетание «блатной» и военной тематики, но автор, конечно, не знал всей правды. Впрочем, и сейчас, несмотря на множество публикаций, многие ошибаются на счет того, кто воевал в штрафных подразделениях, и не видят принципиальной разницы между штрафными батальонами Великой Отечественной и отдельными (армейскими) штрафными ротами. Но ведь это наша история! Так, в соседнем Чаусском районе в 1943 — 1944 годах воевали 6 отдельных штрафных рот и штрафной батальон. Они шли в бой на самых трудных участках. Прони кровавые берега — это и о них…

Приказ «Ни шагу назад!»
Вопреки мифологии, штрафников не использовали с самого начала войны — их еще просто не существовало. Штрафные подразделения ввел приказ № 227 народного комиссара обороны Сталина (он же — «Ни шагу назад») от 28 июля 1942 года. К тому времени немцы заняли половину страны, вышли к Волге; Красная Армия несла огромные потери в людях и технике… Главной причиной неудач на фронте, считал Сталин, является слабая дисциплина в войсках: «Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток».
В соответствии с приказом предлагалось ликвидировать «отступательные настроения». А военнослужащих, осужденных военными трибуналами за воинские и другие преступления, отправлять в штрафные части действующей армии, чтобы дать им возможность искупить кровью преступления против Родины.
Для этого в масштабах фронтов поручалось сформировать от одного до трех штрафных батальонов по 800 человек в каждом, а в масштабах армий — от пяти до десяти штрафных рот до 200 человек в каждой. Общее число штрафбатов и штрафрот в годы войны, по подсчетам исследователей, составило 65 и 1048 соответственно. В этих частях воевало порядка 428 тысяч человек.
Что такое штрафбат? Штрафная рота? Кто такой штрафник, или как его официально называли в годы войны, «боец переменного состава»? Несколько фактов.
В штрафные части осужденных направляли на срок от одного до трех месяцев. Красноармейцев и младших командиров — в роты, лиц командного и начальствующего состава — в батальоны. В этом разница.
Но… Со штрафными ротами все не так однозначно. Сюда попадали не только бойцы действующей армии, оставившие позиции без приказа. «Окруженцы», заключенные с уголовными статьями — Высоцкий против истины не погрешил… Отправиться в штрафроту можно было за самоволку, за то, что случайно отстал от эшелона, за «политически неправильные» разговоры… Как говорится, от сумы да от тюрьмы не зарекайся.
В отличие от переменного состава, постоянный состав штрафного подразделения (командир батальона, командир роты, командир взвода) состоял из кадровых офицеров и сержантов. Наделавшему много шума телесериалу «Штрафбат» режиссера Досталя веры нет. Почитайте воспоминания фронтовика Александра Пыльцына, воевавшего в штрафном батальоне и прошедшего от Белоруссии до Берлина. Он подробно, обстоятельно и честно рассказал об этом боевом пути — не приукрашивая «окопную правду», но и не очерняя прошлое. Книга есть в районной библиотеке.

Без наград и почестей
Как уже говорилось, штрафные подразделения шли в бой в первых рядах. Согласно букве закона, на них распространялись все правила, предусмотренные положениями о награждении отличившихся или проявивших мужество бойцов РККА. Но негласно основной наградой для штрафников, которые особо отличились в бою, но при этом не получили ранения средней тяжести или тяжелого ранения (при получении в бою такого ранения со штрафника автоматически снималась судимость с переводом его после лечения в обычную строевую часть), было ходатайство командира в особый отдел дивизии — о досрочном снятии судимости.
Несмотря на то, что штрафники кровью искупили свою вину перед Родиной, память о них увековечена слабо. На просторах бывшего СССР всего несколько памятников тем, кто воевал в составе штрафрот и штрафбатов. Один из них появился в 2017 году на обочине трассы Могилев — Чаусы — Чериков — Костюковичи, неподалеку от деревни Дрануха Чаусского района. Это валун с мраморной табличкой. Надпись на ней гласит: «Бойцам, командирам постоянного и переменного состава штрафных подразделений Красной Армии, павшим в боях за освобождение Беларуси на Чаусской земле с 1943 по 1944 год».
В братской могиле агрогородка Рясно, кроме Петра Белякова, похоронено еще несколько бойцов-штрафников. Это москвич Иван Петрович Воробьев, житель Казани Николай Федорович Яковлев и уроженец Казахстана Даниил Павлович Костин. Сведения удалось узнать, изучив информацию с сайтов ОБД «Мемориал» и «Военные мемориалы Беларуси».
9 Мая, придя на митинг к братской могиле, давайте вспомним о них — тех, кто штурмовал самые тяжелые участки хорошо укрепленной обороны немцев на реке Проня, тех, кто не знал наград и почестей. 148-я «шу-ра». Одна из шести…
Максим ТЕТЕРИН

 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *