Не женская работа

Общество Человек и его дело

В Беларуси в ближайшее время может быть отменен список запрещенных для женщин профессий. Об этом в эфире телеканала СТВ рассказала министр труда и соцзащиты Ирина Костевич. По словам главы ведомства, уже сейчас на «запрещенную» должность могут взять женщину, если рабочее место не будет опасным и вредным для здоровья. Ограничений по мере развития технологий становится все меньше.

Сегодня в списке того, чего женщинам делать нельзя, 182 позиции. В частности, женщины не могут работать водолазами, каменщиками и плотниками. Делом не для дам считается работа дальнобойщика, если трудиться придется на грузовых автомобилях грузоподъемностью свыше 5 тонн. Запрещено работать в шахтах. И так далее.
Небезынтересная информация — с точки зрения любителя истории. Ведь похожее уже было. В советское время, например, многие женщины были трактористками.
Собственно, об этом и поговорим.

«Моя мама — трактористка…»

Профессия тракториста не самая популярная среди представительниц прекрасной половины человечества. Женщина за рулем — этим сегодня никого не удивишь. Но, право слово, не хотелось бы видеть ее механизатором. Возможно, кто-то из читательниц сочтет это «мужским» взглядом на ситуацию, но… Механизатор на селе — тяжелый труд.
Хотя… Вот передо мной лежит документ — копия удостоверения «дэлегаткi ўсебеларускай нарады жанчын-трактарыстак». Мандат под № 25 выдан Евдокии Никитовне Черняковой — работнице Дрибинской машинно-тракторной станции. Место проведения совещания — город Минск. Год 1937-й.
Документ — из архива Дрибинского районного историко-этнографического музея. Его передала жительница деревни Губино Лидия Ивановна Пьянусова. Корреспонденту «СВ» она рассказала следующую историю:
— Евдокия Никитовна — моя мама. Она родилась и жила на хуторе вблизи деревни Калинка. Семья Черняковых была многодетной, но рано осталась без кормильца — отец внезапно умер. Со временем старшие сестры вышли замуж, брат стал работать учителем — здесь же, в районе. А мама оставалась дома и помогала по хозяйству.
В это время в местечке — Дрибин был поселением полугородского типа, здесь жило много евреев — была создана МТС. Такие предприятия обеспечивали техническую помощь сельскохозяйственной техникой колхозам и совхозам, осуществляли обслуживание и ремонт тракторов, комбайнов.
Маме стало любопытно, и она решила записаться на курсы трактористок при станции. Но получила отказ — семья не состояла в колхозе. И только со второй попытки, после того, как за нее поручились несколько работников хозяйства, была принята.
Курсы мама окончила в 1935 году. Помню, что рассказывала про годовой испытательный срок. После него была направлена в женскую бригаду МТС, которой руководила Акулина Бедрягина. В бригаде было четыре трактора — по два человека на каждый. Работали трактористки в основном на территории Кледневичского сельсовета. Пахали, подымали гектары. В технике — у них были трактора на металлических колесах, сейчас такие только в музее горецкой сельхозакадемии увидишь — разбирались не хуже мужчин. И выполняли план сверх нормы. Мама — в полтора раза.
За ударный труд дрибинских трактористок в январе 1937 года пригласили на большое мероприятие в столицу. Впечатлений от поездки было много. Маме запомнилось, как с ними несколько раз беседовали журналисты разных газет.

«Сто тысяч подруг — на трактор!»

Факт интересный и любопытный, друзья, но только с позиции дня сегодняшнего. Дело в том, что в 30-х годах прошлого века лозунг «Женщины, на трактор!» был весьма популярен. Почему женщины брались выполнять нелегкие обязанности? Здесь и романтика времени, и невиданное доселе раскрепощение…
Первые десятилетия советской власти агитаторы и пропагандисты постоянно использовали приемы, чтобы в очередной раз продемонстрировать отличия между «до» и «после» революции. Одно из них: женщина стала полноправной, стала хозяйкой своей судьбы, перестала быть «приложением» к мужу — утверждали власти. Возьмем заголовки советской прессы 30-х годов: «Очаг, раскрепощающий женщину» (об организации работы детских яслей); «Растут ряды ударниц»; «Женщины — государственные люди»; «Счастливые женщины Советского Союза»; «Если нужно будет, с оружием в руках пойду защищать страну» и так далее и тому подобное.
Новой эпохе требовались герои. Одним из таких стала Прасковья, по-простому Паша, Ангелина.
Прасковья Никитична Ангелина появилась на свет 12 января 1913 года в селе Старобешево Донецкой губернии. Ее родители были крестьянами греческого происхождения.
Девочку воспитывали в строгих христианских традициях.
Но Паша с детства была сорванцом. Ее не привлекали домашние заботы. И когда в родное село привезли первый трактор, восторгу Паши не было предела! Она тут же решила, что станет трактористкой, хотя семья не одобряла такой выбор профессии.
В 16 лет Прасковья окончила курсы. Спустя несколько лет стала бригадиром женского коллектива трактористок машинно-тракторной станции. Свой первый пахотный сезон бригада завершила, в два раза перевыполнив план. И вскоре вести об ударнице добрались до столицы. Фотографии Паши появились в московских газетах. Была организована ее встреча с руководством СССР, со Сталиным. Ангелина стала кумиром многих советских девушек. «Сто тысяч подруг — на трактор!» — это ее лозунг (или не ее, а пропагандистский, но приписываемый девушке), провозглашенный в 1938 году. Он долгое время приводился в пример советской агитацией. Ведь работать на тракторах женщинам приходилось и во время Великой Отечественной войны, и после ее окончания. Мужчин в деревне не хватало.
Производственные рекорды Прасковья Ангелина ставила на СТЗ-15/30. Это настоящий труженик эпохи индустриализации, простой и массовый колесный трактор, в основе которого лежала конструкция американского трактора «Интернешнл Мак–Кормик» 15/30. СТЗ (Сталинградский тракторный завод) целиком был металлическим, даже сидение, а на колесах вместо привычных ныне резиновых шин были железные грунтозацепы. Предполагалось, что трактор по автомобильным дорогам передвигаться не будет, его удел — пашня.
Двигатель трактора развивал смехотворную по нынешним временам мощность в 31,5 лошадиную силу, был четырехцилиндровым карбюраторным, но топливом для него служил не бензин, а керосин. Зажигание было от магнето, как и у многих автомобилей того времени. Работал трактор с двух- и трехкорпусными плугами, а также другим сельхозоборудованием.

Съезд и другие подробности

Вернемся к нашей истории. «Усебеларуская нарада жанчын-трактарыстак», прошедшая в Минске в 1937 году, само по себе не рядовое событие для того времени. Удалось отыскать подробности того, как проходило мероприятие. На совещание были приглашены работницы женских бригад МТС из разных областей и районов, в том числе из Быховского. В районной газете «Маяк камуны» (выходила с 1930 по 1941 годы) по горячим следам опубликовали впечатления делегаток МТС имени Молотова, одно из которых процитируем. А. Галынская: «…за час нарады многа чаго бачыла ў сталіцы квітнеючай ардэнаноснай Беларусі. Прынялі нас у Мінску як дарагіх гасцей. Пасля пасяджэнняў нарады мы былі на экскурсіі. Наведалі дом Чырвонай Арміі, Палац піянераў, канфетную фабрыку «Камунарка», былі ў тэатры».
Что еще?… Оказывается, это была «Першая ўсебеларуская нарада трактарыстак-стаханавак». Иными словами, точно не проходное мероприятие, чем и объясняется внимание прессы к участникам.
И еще несколько небезынтересных фактов. На этот раз из книги «Память» Дрибинского района.
Тридцатые годы прошлого столетия — период кардинально нового в развитии сельского хозяйства. Коллективизация была невозможна без механизации труда. 5 июня 1929 года было издано постановление Совета труда и обороны «Об организации машинно-тракторных станций». В Дрибине МТС, в которой и работала Евдокия Чернякова, появилась в апреле 1935 года. В 1936 году в районе насчитывалось 172 колхоза, в которые вступило 8250 хозяйств (лучшим считался «Коминтерн» Господовского сельсовета) и 3 совхоза (передовым считался совхоз «Рот Фронт»). МТС оказывала помощь этим хозяйствам. Для этого на станции было 29 тракторов, 10 молотилок, 2 грузовика и 5 сеялок.
С организацией МТС единоличники активнее вступали в колхозы. Ее появление имело большое организующее значение для бедняцко-середняцкого крестьянства.

 

 

 

 

 

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *