«О переезде в деревню мы не жалеем…»

Общество

Четыре года назад могилевчанин Фарид Габитов окончательно решил: пора переезжать в деревню. Кому-то это покажется странной фантазией: люди из райцентров и деревень, наоборот, едут в города в поисках перспектив. Но у мужчины сомнений не было. «Мое место», — говорит Фарид, и вкладывает в эти слова все сразу: дедов дом, природу и планы на столярную мастерскую. Последнее особенно важно. И ремесло, и одно из самых больших удовольствий.

…Деревня Преображенск подкупает тишиной. Над единственной улицей то там, то тут вьется дымок — в домах топят печи. В целом, жизнь здесь неспешная. Расположена деревня вдали от автотрассы. Жителей — чуть больше 30 человек. Конечно, это не то, что раньше, когда Преображенск в народе называли Китайской слободой — детей в семьях было много. Сегодня же больше тех, кому подходит популярная политкорректная формулировка: 50 +, 60 + … Но Фарида Габитова выдает разве что седина в волосах.
— Не количество лет характеризует состояние человека, — рассуждает он. — А то, как относишься к жизни, как ее воспринимаешь. Ну и дело должно быть. Хорошо, если интересное, где все совпадает: и заработок, и моральное удовлетворение. Мне, к примеру, нравится работать руками. С деревом, с камнем… Делать вещи, которые выглядят красиво и служат долго.

Как все начиналось…
Несмотря на непривычные для наших широт имя и фамилию, с Беларусью у Фарида Габитова связана вся жизнь.
— Я родился в Ташкенте. Мама — ее звали Антонина Семеновна — из Преображенска уехала в Узбекистан к брату. У мамы образование было всего 4 класса, а брат получил высшее, был связан с наукой. Словом, перетянул к себе. Там мама и познакомилась с отцом. Папа по национальности татарин. Работал инженером. К сожалению, рано умер.
В 1966 году в Ташкенте случилось землетрясение. Центральная часть города была практически полностью разрушена. Без крыши над головой остались 78 тысяч семей. Людям предлагали переезд в любую точку Союза. Мама выбрала Могилев. Так мы и вернулись. Было мне тогда 7 лет.
С тех пор, у бабушки я гостил часто. Сперва с мамой бывал, потом сам… Добираться из Могилева, правда, приходилось долго. Это сейчас полчаса на машине, а тогда… Дороги никакие и автобус шел, по ощущениям, вечность.
Помню, как в деревне играл с товарищами, как в лес за черникой ходили, пололи колхозную свеклу… На речку бегали купаться — до Баси недалеко. Ну и от бабушки наказание — за то, что без спроса удрал…
Дальше тоже обычная биография. Школа, училище, армия… Работал фрезеровщиком на заводе. Женился. Супруга тоже из Могилева. Семья у нас хорошая: вырастили дочек, есть внуки.

Предки и память
Казалось бы, живи и радуйся: дети взрослые, квартира и работа есть… Материальная сторона важна, но, как объясняет собеседник, хотелось другого. Давно тянуло в деревню, где проводил столько времени. Генетическая память — не пустые слова. В этом собеседник уверен.
— В свое время купил деревянный дом, стоящий неподалеку от того, что построил мой дед — Семен Андреевич Сивцов. Но не смог отказаться от дома, с которым связано много воспоминаний. По современным меркам дедова хата было неудобным жильем: печное отопление, вода из колодца, туалет на улице. Чтобы создать комфорт для нас с супругой, пришлось потрудиться.
Газа в деревне нет, как и центрального водопровода. Поэтому пробурили скважину. После того, как в дом провели воду, обустроили ванную и туалет.
Печь разобрали — взамен поставили твердотопливный котел и батареи-радиаторы. Дров с избытком и хватит не на одну зиму — разобрал старые хозяйственные постройки.
Жилая комната в доме одна. Когда-то стены внутри были оштукатурены глиной по деревянной дранке. Штукатурку убрали, и открылось дерево. Поверхность бревен стесана до полулафета — для создания ровности. Как следует все очистили. Пыли было много. Но в итоге получились стены натуральные, приятного древесного цвета. Потолку тоже уделили внимание: освежили и покрыли светлого цвета пропиткой.
Что еще? Старые оконные рамы заменили пластиковыми стеклопакетами.
Конечно, по дому и на территории вокруг еще много чего надо доделать. Полы заменить, двери… Баня еще не достроена. Но придет и этому черед.
Ремонтом в доме Фарид занимался параллельно с работой: перебравшись в Дрибинский район, зарегистрировался как индивидуальный предприниматель. Ремонтировал квартиры в Могилеве. А сейчас у него новый статус — ремесленник.

На все руки мастер
— В таком месте не только жить приятно, но и работаешь с особым настроением, — рассказывает Фарид, пока мы едем на машине на окраину деревни. — Природа красивая: озеро, лес, криница с чистой водой. И относительное уединение. Соседи есть, но не очень близко.
Хватает в Преображенске и колорита. Церковь, говорят, была здесь красивая — Спасо-Преображенская. От нее и деревню назвали. А проулок, где стоит наш дом и мастерская, именуют Коммуна. Тоже история.
С недавних пор Фарид официально именуется ремесленником. Закрыв ИП, он стал на учет в центр занятости. Получил направление на курсы, где научили грамотно составить бизнес-план. С готовым обоснованием вновь обратился в управление по труду, занятости и социальной защите Дрибинского райисполкома. Выдали безвозмездную денежную субсидию на развитие.
— Хороший вариант для тех, кто хочет заниматься своим делом, — делится собеседник. — У меня есть инструменты, но субсидия дала возможность расширить перечень. Приобрел циркулярную пилу, сверлильный и фрезерный станки, угловую шлифмашинку — то, без чего не обойтись в столярке. Хотя доводка изделия до товарного вида — это только руками. Ручного труда остается много.
Приступил к строительству мастерской. Она будет рядом с домом. Налоги? Неловко даже говорить. Одна базовая величина, то есть 27 рублей. Сбор нужно платить всего раз в год.
Работать Фарид планирует, прежде всего, с деревом. У него есть опыт резьбы по древесине, изготовления мебели — табуретов, стульев… Ну, и все остальное по силам: ключницы, светильники, настенные часы, разделочные доски… Супруга Алла, которая тоже ремесленница, помогает оформлять изделия. Наносит рисунок, красит.
— Что-то можно делать на поток, а что-то в единичном экземпляре. Природа преподносит множество сюрпризов. Закрученные ветви, части корней превращаются в коряги. Вот, к примеру, кусок карагача — дерева из семейства вязовых — необычной формы. Есть идея сделать из него светильник. А вообще карагач чем примечателен? Отшлифованная поверхность имеет естественный мягкий маслянистый блеск. В целом же, у каждой породы дерева свои свойства, своя структура, плотность, плюсы и минусы.
Порой достать хороший материал — проблема. При разборке старых построек нашел то, что можно пустить в дело: доски и брусья из дуба. Предки часто использовали его при строительстве. Например, в старых хатах можно увидеть массивные дубовые подоконники.
Дуб имеет красивую текстуру. Хотя, конечно, деды совсем не об эстетике думали. Древесину ценили за прочность и долговечность, стойкость к гниению.

Тепло деревенского очага
Алла Габитова идею мужа о переезде в Преображенск поддержала. Не деревенский житель — выросла в Могилеве, но променяла город на деревню. Работа? Алла уже на пенсии, но оформлена как ремесленник. Вышивает, рисует. Особых условий для этого не требуется.
— В городе каждое утро встаешь и слышишь шум машин, автобусов. А здесь — тишина и птицы. Работа на земле? Не скажу, что совсем мое. Но не выращивать те же овощи… Есть небольшой участок. Называем его «чудогородик».
Что касается магазинов… В деревню приезжает автолавка. Да и ничто ведь не мешает сесть в машину и поехать в город, купить необходимое.
Жизнь в деревне, говорит Алла, хороша и для домашних животных.
Гостя, входящего в дом, оглушительным лаем приветствует палевый лабрадор Рич. Собственно, Рич это для своих. А по документам лаба величают витиевато: Ричард из Золотой Долины. Пес с родословной, но не зазнается — запросто подходит знакомиться. Разноцветная дворняга Кекс, завидев незнакомца, наоборот, прячется под кровать. Мол, человек ты с виду неплохой, но я лучше отсюда понаблюдаю…
Ну, а семейство кошачьих представлено сразу четырьмя разновозрастными представителями: Барсик, Спайк, Миша и Коржик. Последних взяли из приюта для животных. Им тут полная свобода!
Если взглянуть на деревенский дом как на модель идеального мира, то на участке должны быть 4 стихии, без которых мироздание немыслимо. Это воздух, земля, вода — озеро через дорогу и, конечно, огонь. Очаг возле дома, считают Фарид и Алла, — предмет обязательный. Кострище сделали закрытым — в виде колодца с высокими бортиками из кирпичей — и под навесом. Так что собраться всей семьей у огня — к Габитовым часто приезжают дети с внуками — можно и в дождливую погоду.
К слову, для ребят взрослые соорудили возле дома небольшую игровую площадку. Так что у бабушки с дедушкой скучно не бывает.
— О переезде в деревню мы не жалеем, — говорят супруги Габитовы. — Конечно, у всех свое виденье, как строить жизнь, свои планы на нее. Нам нравится так.
Текст и фото
Максима ТЕТЕРИНА



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *