Жил-был бобр…

Калейдоскоп

Большое удовольствие: отыскать на карте незнакомую речку и достать из кладовки рюкзак с байдаркой. Рек в Беларуси много, и большинство подходит для сплавов. Интереснее, конечно, путешествовать по малым и средним, особенно весной. Пойма рек преимущественно луговая. И порой, во время больших паводков, затопляется. Лес, растущий прямо из воды, смотрится живописно.

В зависимости от сезона одна и та же река может выглядеть по-разному. Большая вода ушла, и что же? Оказывается, что пойма заболочена, поросла ивняком и изобилует старицами — фрагментами старого русла. Кочуя по таким местам, нередко встречаешь следы бобров. С лодки хорошо заметны их тропы — примятая, измазанная грязью трава указывает место выхода зверя на берег. Одни ведут к деревьям с отметинами зубов на стволах, другие — к зарослям травы. А время от времени в таких местах встречаются и архитектурные сооружения, принадлежащие грызунам — хатки или плотины. Например, такая, как эта (фото сделано на одном из притоков реки Проня — Вербовке — несколько лет назад). Невольно хочется сравнить зверьков со строителями или инженерами.
Но бобр преобразует местность исключительно под себя. И даже там, где человек привык чувствовать себя царем природы, ведет себя как хозяин. Осваивает территорию и… создает проблемы. Бобрам не рады мелиораторы — из-за плотин заболачиваются каналы. Возмущаются дачники — вода заходит на огороды. Свои претензии у работников дорожных служб — звери роют норы в дамбах вдоль рек… Конфликт интересов! А все потому, что численность бобров кое-где превышает норму. По мнению отечественных зоологов, минимум в два раза.
Между тем, так было не всегда. История бобра в XX и XXI веке — пример успешного возвращения в дикую природу вида, стоявшего на грани истребления. Меры для восстановления популяции и охраны зверя в Беларуси принимались исключительные! Ситуацию наглядно иллюстрирует история, произошедшая в Дрибинском районе около ста лет назад. В 1924 году семейство грызунов едва не сорвало поставки древесины из Дрибинского лесничества на Полесский спичечный комбинат. Не верите?

Заметка краеведа
Начну издалека. Речной бобр — исконный обитатель наших рек. И в экономике Великого княжества Литовского, а позднее — и Речи Посполитой, животное играло важную роль. Для чего промышляли зверя? Ради меха — из шкур шили шубы и шапки, и бобровой струи — секрета мускусных желез. В средневековой Европе считалось, что струя была панацеей от многих болезней — от головной боли, подагры…
Интересный факт: в ВКЛ существовала особая категория крестьян — «бобровники», обязанностью которых добыча зверя и охрана бобровых гонов — мест, где водились бобры. Это даже нашло отражение в топонимике. В северо-восточной Беларуси и теперь встречаются населенные пункты с говорящими за себя названиями. Например, в Дрибинском районе, в Рясненском сельсовете, есть деревня Боброво.
Но охота истощала естественные запасы. Уже при царской власти на белорусских землях поселений бобров было мало. А в годы становления советской — зверь почти исчез. В стране шла гражданская война — какие тут запреты и правила охоты?
А когда бури улеглись, тревогу забили краеведы.
В двадцатые годы прошлого века на волне белорусизации весьма популярны стали краеведческие общества. Люди заинтересовались прошлым родного края, духовным и материальным, его культурой, географией и природой. Например, в соседних Горках районное общество краеведения возглавлял заведующий кафедрой зоологии Горецкого сельскохозяйственного института профессор Павел Федорович Соловьев. Ему-то и было суждено выступить в роли защитника животных — по крайней мере, тех грызунов, что проживали на территории Дрибинского района.
В 1924 году в одном из майских номеров газеты «Звязда» была опубликована заметка ученого: на реке Проня возле деревень Головичи, Халипы, Панеча и Каребы местными жителями замечены поселения редкого зверя — бобра.
Заметка вышла своевременно. Дело в том, что по реке собирались сплавлять лес для нужд Полесского спичечного комбината. Сейчас, конечно, нелегко представить, что на Проне занимались подобным — настолько она изменилась: стала мельче, извилистее. Но раньше характер реки позволял. А поскольку лесосплав был самым дешевым способом транспортировки древесины к местам переработки, отказываться от него не собирались. Поселениям бобров грозило уничтожение!
Но огласка в прессе и вмешательство Оршанского окружного краеведческого общества и лесной управы Наркомзема БССР сделали свое дело. И чтобы не тревожить зверей, специальной комиссии — с выездом на место! — пришлось разработать правила сплава древесины на конкретном участке реки.
Оставим в покое каребских бобров и мы. Но ненадолго — у темы есть продолжение.

Профессор Федюшин сомневается
Инициатива зоолога Павла Соловьева — частный случай. Целенаправленное восстановление популяции речного бобра в Беларуси связывают с экспедицией профессора Анатолия Владимировича Федюшина. Анатолий Федюшин — первый заведующий кафедрой зоологии биологического факультета Белорусского государственного университета. По поручению Госплана БССР занимался выяснением запаса и распространения в республике охотничье-промысловых животных. Экспедиция, организованная в 1924 году под руководством профессора, открыла в верховьях Березины довольно большую колонию европейского бобра. Находка оказалась настолько сенсационной, что было принято решение об организации заповедника в целях охраны животных.
Изучая ареал обитания грызунов, профессор Федюшин работал и на Могилевщине, где… подверг сомнениям наблюдения коллеги — профессора Соловьева. В статье «О современном распространении бобра в Белоруссии и некоторые данные к его биологии», вышедшей в бюллетене Московского общества испытателей природы в 1926 году, сказано: «Что касается присутствия бобров в районе Дрибинского лесничества…, о которых было сообщение профессора П. Соловьева… то мне, когда я здесь был летом 1925 года, не удалось найти ни одного доказательства недавнего присутствия бобров. Как видно, дело было выразительно раздуто с хорошей целью охраны бобра, но, к сожалению, не там, где это нужно было бы сделать».
Истории не известно, как отнесся профессор Соловьев к замечаниям. Но жизнь убедительно свидетельствовала о его правоте. Весной 1927 года в Оршанское окружное общество краеведения вновь стали приходить сведения из Дрибина, которые свидетельствовали, что на спорном участке бобры жили и живут. В результате окружной исполнительный комитет организовал комиссию, которая исследовала обстоятельства. На реке Проня в урочище Осово при осмотре берегов были найдены как старые бобровые норы, так и свежие следы лап зверей. А выше урочища — на речке Шиповка, впадающей в Проню, на речке Мураванка и одноименном озере — комиссия нашла свежие бобровые логова. На основе наблюдений пришли к выводу, что бобры на Проне, безусловно, живут. Но часть зверей из-за беспокойства, причиненного людьми, перешла в более спокойное место.
Что еще можно добавить… В том же 1927 году краеведческий журнал «Наш край», издаваемый Центральным Бюро краеведения при Институте белорусской культуры, публикует статью профессора Соловьева «О бобрах в Дрибинском районе». Есть сведения и об открытии на Дрибинщине бобрового заказника.

Бобры на учете
Любопытно: как сейчас обстоят дела с популяцией бобров в наших краях? Вопрос адресовал директору районной организационной структуры «Белорусского общества охотников и рыболовов» Михаилу Козлову.
— Дрибинщине нашествие бобров не грозит. У нас проживают порядка 200 животных. Оптимальная же численность должна составлять 350.
Как ведется подсчет? Егерь знает, сколько бобров может жить в одной избушке, поэтому считает количество поселений и умножает на количество жителей.
Если вдруг кого-то из жителей района побеспокоит бобр — например, устроит плотину и затопит огород, знайте: самовольно разрушать бобровые плотины и хатки, а также уничтожать зверя запрещается. Отловом должны заниматься специалисты. Но сперва следует обратиться в местный сельский Совет депутатов. По той причине, что охота и так далее на территории населенных пунктов запрещена, и самостоятельно действовать наши работники не имеют права.
При обнаружении животных, зашедших в населенные пункты, либо находящихся в бедственном положении, просьба сообщать в сельский исполнительный комитет, лесхоз либо районную инспекцию природных ресурсов и охраны окружающей среды.

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *