Поворотная точка в судьбе

Общество

Авария на Чернобыльской АЭС перевернула судьбы тысячи людей.
Многим она просто не оставила выбора, вынудив навсегда покинуть свои дома,
родные и близкие сердцу места, друзей и знакомых, заставила в одночасье прервать привычный уклад жизни.
И даже через 35 лет воспоминания о той страшной трагедии болью отзываются
в сердцах ее очевидцев. Сегодня мы продолжаем цикл публикаций, посвященный очередной годовщине со дня чернобыльской катастрофы, и рассказываем о жителях района, вынужденных в свое время переселиться сюда с загрязненной радионуклидами территории.

Для Нины Васильевны Михальковой, заведующего государственным учреждением образования «Михеевский ясли-сад», Дрибинский район стал по истине родным домом, второй малой родиной. В то самое непростое, переломное время, когда жизнь нужно было фактически начинать с нуля, в молодом строящемся поселке Михеевка они с мужем и маленькой дочерью обрели хорошее новое жилье, интересную работу, а вместе с ними и самое главное — уверенность в завтрашнем дне и в том, что самое страшное уже позади. Оглядываясь назад, Нина Васильевна благодарит судьбу за такой щедрый подарок, здесь, на уютной Дрибинщине, жизнь уже давно вошла в привычное русло и каждый день наполнен своими маленькими радостями и хлопотами, но… Даже сейчас, по прошествии многих лет, говорит женщина, ей по ночам снятся живописные окрестности родной деревни Радилев Краснопольского района, маня за собой в беззаботное детство и юность…
— Там очень красивые места, — с воодушевлением и легкой грустью одновременно рассказывает Нина Васильевна, — в лесах было полно ягод и грибов, корзинку боровиков можно набрать, даже не заходя в чащу, прямо с дороги… Приезжие часто говорили, что здесь у нас бы только дачи строить, до чего же располагали к отдыху на природе красивые виды деревни… Все, что напоминает сегодня о населенном пункте, это более-менее сохранившаяся асфальтированная дорога — асфальтом после аварии покрывали все дороги, даже сельские улочки, в качестве защиты от радиации.
В 1986 году Нина Васильевна училась на третьем курсе Могилевского педучилища. О катастрофе, случившейся 26 апреля на Чернобыльской АЭС, поначалу никто не знал, правда, в первые дни после аварии, вспоминает собеседница, их насторожил один факт: обычно на майские праздники студентов из районов отпускали домой, а тут сказали всем обязательно остаться и принять участие в первомайской демонстрации. Но со временем скудная информация стала просачиваться в средствах массовой информации. Скрыть сам факт трагедии было невозможно.
— Тревога, безусловно, охватила местных жителей, которые уже понимали, что находятся в чернобыльской зоне, — возвращается в прошлое рассказчица. — Повсюду можно было видеть солдат, которые проводили дезактивацию земель, специалистов с дозиметрами… Вместо колодцев в деревнях установили колонки, снимали с хозпостроек соломенные крыши… Приезжали медики, обследовали население, брали анализы крови. Родителей с маленькими детьми направляли в санатории… Работа проводилась масштабная, много средств и сил, человеческих и технических, было направлено на минимизацию последствий катастрофы.
Нина Васильевна вспоминает любопытный факт, о котором рассказывали земляки: на загрязненные территории, чтобы оценить ситуацию на местах, приезжали иностранные специалисты. Сельчане предлагали зарубежным гостям отведать белорусских яблок и другие гостинцы, но те, в отличие от своих советских коллег, категорически отказывались от угощений. Как оказалось впоследствии, не зря…
Надо признать, что масштабы катастрофы действительно были объективно оценены не сразу. Еще несколько лет после аварии на атомной электростанции жизнь в населенных пунктах, загрязненных радионуклидами, практически шла своим чередом: люди работали, строили планы на будущее и даже возводили новые здания. Во вновь открывшийся детский сад в деревне Кормопайки в 1987 году молодым специалистом приехала работать Нина Васильевна. Ее назначили заведующей дошкольным учреждением.
— Кормопайки я выбрала сама, ведь это всего в пяти километрах от моего родного Радилева, к тому же, центр колхоза, — рассказывает женщина. — Работа с малышами мне тоже была по душе, на дошкольное образование я поступала после школы целенаправленно, все нравилось и устраивало. Вскоре здесь же познакомилась с будущим мужем Геннадием (он родом из соседней Осиновки) и вышла замуж, в Кормопайках нам выделили финский домик, и мы тут же окунулись в приятные хлопоты — нужно было потихоньку обустраивать семейное гнездышко — одним словом, думать о плохом не хотелось. В 1989 году у нас родилась дочь Юлия, и к этому времени уже активно шли разговоры о скором отселении. Все до конца оставалось непонятным, но многие родители не на шутку стали беспокоиться о здоровье своих детей. И, видя, что люди разъезжаются, мы тоже приняли непростое для нас решение покинуть родные места. Изначально мы переехали в Крупский район, но, признаться, взаимоотношения с местным населением, которое смотрело на нас, переселенцев из чернобыльской зоны, с некой опаской, не очень складывались, что было тяжело психологически. И мы вслед за моими родителями, по предложению Александра Арсентьевича Латушкина, в то время руководившего хозяйством «Мир», перебрались в Михеевку. Было это в декабре 1990 года.
В строящемся практически с нуля поселке опыт руководителя и профессиональные знания Нины Васильевны оказались востребованными, она вновь возглавила коллектив детского сада. Новое просторное здание распахнуло двери перед своими воспитанниками лишь в 1997 году, а изначально под дошкольное учреждение, вспоминает собеседница, приспособили двухэтажный жилой дом. Детский сад в то время был рассчитан на 30 ребят. Мест, конечно, не хватало, ведь в поселке в основном жили молодые семьи, и детей соответственно было много. А в 1991 году пополнение случилось и в молодой семье Михальковых, здесь у них родился сын Сергей.
Но все трудности оказались временными. Адаптироваться в нашем районе, признается героиня материала, было проще. Рядом находились люди, оказавшиеся по воле судьбы в такой же ситуации, среди них — много близких и знакомых, ведь колхоз «Мир» с центром в деревне Кормопайки из Краснопольского района, как известно, перебрался сюда практически полным составом. В Михеевке обосновались родители супругов, близкие родственники, друзья.
— Тяжелее всего начинать новую жизнь на новом месте пришлось, конечно, людям старшего возраста, — говорит Нина Васильевна. — Нелегко дался этот переезд моим родителям. Они были вынуждены покинуть крепкий, благоустроенный дом, которому было всего 15 лет. Мама часто с грустью вспоминала прошлое. Но и молодые переживали это время по-разному. Мне, например, тоже было непросто уезжать из родных мест, ведь я отчетливо понимала, что больше туда не вернусь.
Но сегодня сожалеть о принятом больше тридцати лет назад решении нет никакого повода, уверена собеседница. Вместе с мужем они до сих пор живут в благоустроенном доме, выделенном им сразу после переезда, и о другом не мечтают. Прикипели к этому месту сердцем и душой. Осталась жить в Михеевке и дочь Юлия со своей семьей. Маленький уголок на карте нашей страны для многих стал поворотной точкой в судьбе.
Ирина ТЕТЕРИНА



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *