Звон Чернобыля: 35 лет спустя

Общество Чернобыльская авария: 35 лет истории

26 апреля 1986 года весь мир «вздрогнул» от взрыва энергоблока, прозвучавшего на Чернобыльской АЭС. Радиационная пыль протянулась «хвостом» через территорию Украины, Белоруссии, накрыла часть
областей России и часть территории Западной Европы. Наибольшая площадь зараженной
территории пришлась на Беларусь.
Пострадало более чем 3760 населенных пунктов, в которых проживало более двух миллионов человек. Мощный взрыв на ЧАЭС изменил жизнь людей… Катастрофа причинила
значительный ущерб экономике и экологии, нанесла
непоправимый урон здоровью десятков тысяч людей,
повлекла за собой гибель и болезни.

В день Чернобыльской трагедии по всей нашей стране прошли митинги, акции памяти, мероприятия, посвященные 35-й годовщине аварии на ЧАЭС. В этот день, 26 апреля, в районной библиотеке состоялся «круглый стол», посвященный памятной дате. В мероприятии приняли участие Наталия Дубиковская, заместитель председателя райисполкома, Людмила Сикорина, начальник управления по труду, занятости и социальной защите райисполкома, председатели сельских Советов, Николай Глатко, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС. А также те, кому пришлось переселяться из загрязненных территорий в наш район: Виктор Гуща, председатель районной ветеранской организации, Владимир Кривицкий, директор Михеевской средней школы. Этим людям на Краснопольщине с первых дней после аварии пришлось заниматься минимизацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Очевидцы вспоминали о событиях тридцатипятилетней давности, о том, как тяжело было бороться с этой бедой и покидать родные места.

— Приходилось все делать методом проб и ошибок, — вспоминает Виктор Гуща, который в то время находился в должности второго секретаря райкома коммунистической партии Краснопольского района. — В первое время мы ничего не знали, что случилось. В тот апрельский день было тепло, люди сажали картошку, никто не подозревал о надвигающейся беде. Когда в населенных пунктах начали измерять уровень радиации, поняли, что это все серьезно. Но тогда никто не знал, что делать и как поступать. Не было опыта действий в подобных ситуациях. Но мы не сидели на месте, пытались одерживать победу над атомной бедой. Делали все возможное, чтобы изменить влияние последствий Чернобыля на здоровье людей. Проводили дезактивацию, но уже тогда было видно, что все труды напрасны, уровень радиации не уменьшался. Страшно было смотреть на почерневшие деревья в лесопосадках, где прошлись радиационные осадки, там невозможно было находиться, люди это ощутили на себе, уровень радиации там зашкаливал, и таких мест в населенных пунктах Краснопольщины было много. Понимая всю серьезность обстановки в районе, необходимо было думать о выселении людей из этой зоны. Местная власть принять такое решение не могла. Большой толчок к переселению людей сыграла медицинская комиссия из Москвы, которая рекомендовала срочное отселение. Трудно было убедить людей, чтобы они покинули загрязненные территории, в то непонятное время все мы испытывали страх, неизвестность. В 1989 году встал вопрос о переселении всего района на территорию, чистую от радиационного загрязнения.
В 1990 году Виктор Гуща, председатель Краснопольского райисполкома, возглавил в Дрибине оргкомитет, руководящий восстановлением района. Практически сразу район превратился в большую стройплощадку, где работали 4000 строителей со всей страны.
Владимир Кривицкий в 1980-е годы — второй секретарь Краснопольского райкома партии:
— Самое страшное — неизвестность, мы не знали, что будет дальше, мы выполняли все рекомендации о мерах безопасности, — вспоминает Владимир Михайлович. — Начали увозить эшелонами детей на оздоровление в чистые зоны. Этим временем к новому учебному году начали подготавливать школы. Пытаясь уменьшить радиационный фон, сутками асфальтировали площадки у детских учреждений, жили надеждами, что уровень радиации упадет, но все безуспешно. Когда начался учебный год, дети находились в учебных учреждениях до шести часов, конечно, в закрытых помещениях они испытывали стресс от такой ситуации, впрочем, как и мы, взрослые. Переселение было неизбежным, уровень радиации не падал, и мы понимали, что людей надо спасать.
Поделился воспоминаниями и впечатлениями Николай Глатко, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, который своими глазами увидел разрушение энергоблока, он добровольно прибыл на ликвидацию последствий аварии из Казахстана.
— Про взрыв на ЧАЭС узнал из новостей по телевизору, — вспоминает Николай Петрович, — туда приезжали строители из разных регионов СССР. Уверяли, что ситуация находится под контролем и опасности нет, но, когда увидел все своими глазами, стало страшно за здоровье, ведь у меня семья, дети. Но, слава Богу, все обошлось, мой организм выдержал. Работали дружно, четко по времени, старались поддерживать моральный дух. На ликвидации последствий аварии пробыл два месяца и десять дней.
Людмила Сикорина рассказала присутствующим на мероприятии о предоставлении льгот и компенсаций, предусмотренных Законом Республики Беларусь «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий».
Работники библиотеки презентовали буклет «Звон Чернобыля: 35 лет спустя», продемонстрировали фрагменты документального фильма об аварии на атомной станции, который сопровождался рассказами, звучали стихи о Чернобыле. Также была проведена тематическая выставка литературы «Вечное эхо Чернобыля».
Прошло время, выросло поколение, и уже нет страны, в которой все произошло, но есть осколок этой страны, именуемый зоной отчуждения. И эта боль по-прежнему объединяет людей, пострадавших от Чернобыльской трагедии.

Людмила
СВИРИДЕНКО



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *