Пропавший без вести

Беларусь помнит... Калейдоскоп Память бережно храним

Великая Отечественная война, унесшая столько жизней, закончилась давно. 9 Мая — 76-я
годовщина Победы. Но на местах боев до сих пор находят артефакты,
которые вызывают вопросы у поисковиков и краеведов.

Необычную находку сделал на днях житель г.п. Дрибин. Мужчина возвращался с лесозаготовки. На окраине деревни Верба, давно обезлюдевшей, заметил в траве предмет по форме похожий на сковородку. Но то, что он принял за старую посуду, на деле оказалось частью… самодельной таблички с воинского захоронения. На поверхности, покрытой темной патиной, сохранились имя и надпись: «Погиб за родину». Остальное — частично.
После очистки и осмотра находки стало ясно: изначально размеры и форма таблички были другими. Пластину обрубили и загнули. В послевоенное время в деревнях посуду из чего только не делали: из дюралевой обшивки сбитых самолетов, снарядных гильз…


Текст на табличку, сделанную из самоварной меди, наносили штихелем — тонким стальным стержнем, один конец которого срезан под углом и заточен. Инструмент оставляет на предмете бороздки-линии.
Кап… (капитан?) Андрей Вике… (Викентьевич?) Бубо… Головоломку удалось решить. Подбор вариантов фамилии и поиск по базе Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации дал результат. Бубович Андрей Викентьевич, 44-летний капитан-интендант из штаба 33-й армии 2-го Белорусского фронта. Дата гибели совпадает с той, что указана на табличке: 30 апреля. Подразделения 33-й армии в апреле 1944 года обороняли рубеж Баево — Дрибин. Склады и интендантские службы находились, в том числе, в окрестностях железнодорожной станции Темный Лес, неподалеку от которой и деревня Верба.


А вот касательно гибели и места захоронения капитана в документах архива конкретики нет. По базе А.В. Бубович проходит как погибший в результате артобстрела и пропавший без вести. К слову, в армию он призывался в Лепеле, в 1941 году. Там же осталась его супруга — Мария Ефстафьевна Позднякова.
«Пока не захоронен последний солдат, война не закончена» — эту расхожую фразу, приписываемую Александру Суворову, вполне уместно вспомнить в преддверии 9 Мая. Потому что в этом плане Великая Отечественная война для нашей страны продолжается и сегодня. И вряд ли завершится в ближайшие годы. Ведь до сих пор остаются лежать по лесам и полям не погребенные подобающим образом советские солдаты и офицеры.
Чтобы понять суть проблемы, обратимся к документам далекого времени. В феврале 1946 года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «О взятии на учет воинских захоронений». В колхозах и совхозах создавались специальные комиссии, занимающиеся захоронениями и благоустройством. Военные отделы райкомов партии отвечали за организацию работы, а сельские Советы должны были провести учет могил и отвечать за них. В частности, предписывалось: «…до 1 июня 1946 года взять на учет существующие военные кладбища, братские и индивидуальные могилы погибших воинов, офицеров, генералов Красной Армии и партизан; до 1 августа 1946 года провести необходимые работы по благоустройству военных кладбищ, братских и индивидуальных могил. Индивидуальные могилы, находящиеся за пределами населенных пунктов, по возможности перенести на ближайшие военные и гражданские кладбища или объединить в отдельные братские могилы».
Таким образом, видим: меры по учету захоронений были предприняты. Но…
Есть ряд причин, по которым ситуация с увековечиванием памяти погибших оставляет желать лучшего. Четыре года войны выпили из страны жизненные соки. После Победы на первый план вышло: накормить, обуть, одеть. А сколоченные наспех деревянные кресты и пирамидки со звездочками тем временем ветшали. Что-то мы утратили уже тогда…
С другой стороны: в деле хватало и формализма, и небрежности при работе с документами. В итоге фамилия одного и того же военнослужащего до сих пор может значиться на мемориалах в двух-трех населенных пунктах. Либо оказывается, что боец «захоронен» далеко от места гибели в другом регионе. А были случаи, когда безымянные холмики просто ровняли с землей — чтобы не мозолили глаза.
Дает ли надежду табличка, найденная возле деревни Верба? Удастся ли установить место погребения офицера или же он так и останется пропавшим без вести? В ближайшее время на место выедут поисковики.
А пока табличка передана на хранение в районный историко-этнографический музей. Вероятно, 9 Мая ее можно будет увидеть в экспозиции, которую разместят на площади возле РЦК. И если вы прочитали эти строки, то, взглянув на экспонат, обязательно вспомните капитана Андрея Викентьевича Бубовича, погибшего за Родину…

 

 

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *