Как погибло черневское гетто

Общество Память бережно храним

Черневка — одна из старейших деревень в нашем районе.
Считается, что населенному пункту более 370 лет.
До войны это было местечко, жители которого работали
в колхозе, который называли еврейский, были кузнецами,
продавцами. Но Великая Отечественная перечеркнула привычную жизнь. Из трех еврейских гетто, созданных немцами
на территории Дрибинского района, одно находилось
в Черневке. Обитателей гетто немцы расстреляли.
Что известно об этой трагической истории? 

В начале войны беженцы из города Могилева, из Шклова, Березино, не успевшие уйти за линию фронта, скрывались в лесах. Среди них были и евреи. В начале осени 1941 года по близлежащим от местечка Черневка деревням появились объявления немецкой комендатуры: «Местечко Черневка — место жительства евреев. Приходите спокойно. Спокойно живите. Будьте спокойны. Регистрация у бургомистра местечка Черневка. Получайте документы, еду». Постепенно в местечко стали приходить и приезжать евреи, преимущественно, старики с детьми. Они становились на учет, получали документы и возможность поселиться у кого-нибудь в доме, некоторых заселяли в пустующие дома. Первое время охраны и притеснений не было. Однако это продолжалось недолго. Обитателей гетто расстреляли.
По официальной версии все произошло в октябре 1941 года. Войска СС окружили соседние деревни, расположенные рядом с Черневкой. Проводили обыски и облавы. Пойманных евреев погнали в Черневку. В частности, такая участь постигла жителей деревни Коровчино. Точное число коровчинских евреев, которых принудительно отправили в гетто, неизвестно. В книге «Память. Дрибинский район» значится более двух десятков фамилий. Могилевчанин Борис Карманов, один из немногих уцелевших евреев из Коровчино, оставил воспоминания, как все было. Фамилия Карманова по отцу — Лейзарович. К сожалению, свидетеля событий уже нет в живых — скончался два года назад.
Тогда же полицаи Черневского гарнизона приказали евреям собираться в дорогу под предлогом переезда в более просторное место. Все были построены в колонну. Через несколько десятков метров колонну остановили, и бургомистр приказал положить вещи, чемоданы, узлы, котомки и пройти несколько шагов вперед. Выбрали наиболее крепких мужчин, погнали их к крутому рву метров за 300 и там расстреляли.
Женщин делили на две разные группы: помоложе и постарше. Каждая мать держала около себя своих детей. Дети метались, плача, между двумя этими группами. Полицаи били плетками, некоторых хватали за руки и кидали детей в сторону. Смотреть на расстрел пригнали взрослое нееврейское население местечка и соседнего поселка Васильевка. Все продолжалось часа три.
Между тем, есть сведения, что карательную акцию нацисты проводили дважды. Когда после прихода Красной Армии собирали сведения о жертвах среди мирного населения, житель Черневки Захар Иванович Панков показал, что уже в первых числах августа 1941 года в Черневке было расстреляно около 200 человек советских граждан. А ровно через месяц опять прибыл карательный отряд, собрал женщин и детей еврейской национальности в овин, где с них была снята одежда, и группами расстреливал в овраге. Малых детей живьем бросали в яму и закапывали землей. В этот день было расстреляно около 600 человек. И всего расстреляно в местечке Черневка около 800 человек.
Версию о том, что расстрелов было два, подтверждает и Виктор Дмитриевич Кузьменков (на фото). Виктор Дмитриевич родился в 1933 году в деревне Углы. После войны отучился в Могилеве и работал на металлургическом заводе. В Углах же построил дачу —на том месте, где когда-то стоял родительский дом. Лето Виктор Дмитриевич проводит в деревне. Вот что он рассказал районной газете:
— Во время оккупации некоторое время ходил в школу в Черневке. Школа была построена еще до войны. Работали там прежние учителя, в том числе моя старшая сестра.
Черневка рядом — за речкой Бася. Из нашего дома хорошо ее видно: и улицы, и церковь. Но сестра с нами не жила — взрослая уже, самостоятельная, поэтому квартировала. Дом, где она жила, был неподалеку от черневского кладбища. И время от времени мать отправляла меня отнести молоко.
То утро я запомнил хорошо. Шел, как обычно, через луг. Было туманно. Вдруг в стороне кто-то пробежал. Спустя некоторое время раздалось несколько выстрелов, просвистели пули — как-будто вдогонку палили, не прицельно. Я замер на месте, но все было тихо.
Пошел дальше. Перебрался по мосткам через речку. Начал подниматься под горку и вдруг вижу: толпа мужчин. А рядом то и дело взлетает земля — кто-то что-то копает.
Немного поодаль заметил немецких солдат и пулемет. Пулемет был направлен в сторону от людей. Военные о чем-то негромко говорили. Все было спокойно.
А потом часть мужчин, человек десять, выстроилась в ряд напротив того места, где копали — вы понимаете, о чем я… Стало страшно и я дал деру. Очередей из пулемета не слышал. Расстреливали, видимо, из винтовок. Пах-пах-пах…
Кто мимо пробежал, когда я шел по лугу, и отчего палили? Думаю, кто-то из евреев сбежал из-под расстрела. Хоть одному, да повезло…
Позже в Черневке еще казнили. Но дату я тоже, извините, не вспомню…
Памятник погибшим в гетто появился спустя 20 лет. В 1961 году выходцы из местечка: Даниэль Розин, житель Могилева — Арон Файерман, житель Ленинграда — Илья Моцкин, Зелик Зеликов и другие организовали перезахоронение. Останки расстрелянных мужчин и часть останков расстрелянных женщин и детей были выкопаны и перевезены на еврейское кладбище, находившееся на въезде в деревню Алюты. Там, где были захоронены женщины и дети, оказались подземные холодные водяные ключи, и поэтому часть тел сохранилась неразложившимися, и их можно было узнать. Похороны произведены в двух братских могилах, отдельно мужчин, отдельно женщин.
Власти не разрешили написать на табличке о том, что памятник поставлен погибшим евреям. Надпись на памятнике гласила: «Мирному населению Черневки, трагически погибшему от рук немецких захватчиков 6 — 26 октября 1941 года».

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *