Воспоминания о маме

Калейдоскоп Память бережно храним

22 июня – печальная дата календаря. День, когда началась Великая Отечественная война. Свидетелей грозовых лет с каждым годом все меньше и меньше, тех, кто с оружием в руках сражался с нацистами, и вовсе наперечет. Остаются воспоминания. Про дрибинчанку Анну Тимофеевну Рудковкую, ветерана войны и труда, рассказывает ее дочь Галина Дольникова. Галина живет в городе Ушачи Витебской области.

Анна Рудковская на фото — справа

 

— Мама родилась в 1920 году в Мстиславском районе, в деревне Усполье, которая находится километрах в 20 от райцентра. Интересная деталь: в довоенное время в этом не самом большом городе было свое медицинское училище. Там мама отучилась на медсестру. И в 1940 году получила направление на работу в Западную Белоруссию, недавно присоединенную. Работала в госпитале в Белостоке.
В песне поется: люди встречаются, люди влюбляются, женятся… В Белостоке, где в ту пору было много военных, за мамой стал ухаживать офицер Иван Сычев, работник НКВД. Была свадьба, но счастью помешала война. Мама вспоминала, что город бомбили в первый же день… Везде была паника. Мама заторопилась в госпиталь, но не нашла там ни врачей, ни пациентов: все разбежались.
Люди покидали город, уходя на восток. Мама вернулась на родину, а ее муж остался в части. В домашнем архиве есть короткое письмо, пришедшее от него. Храню его бережно — бумага от времени совсем ветхая. В письме Иван Сычев обращается к отцу моей мамы, передает привет и спрашивает о родственниках. Вот несколько строк.
«Здравствуй, папа. Первым делом сообщаю, что я жив-здоров. Прошу передать Ане. С ней должны были приехать мама и сестра Маруся. Попрошу о них по возможности проявить заботу и не бросить. Обо мне не беспокойтесь. Вскорости должен заехать к вам, и узнаете меня. С душевным приветом, ваш зять».
Поясню. Иван Сычев с отцом мамы — Тимофеем Кузьмичом — знаком не был. Иван и Анна собирались побывать в Усполье позже. Но пишет так, словно обращается к близкому человеку — тепло и с уважением.
Однако повидать семью у офицера не получилось. Письмо отправлено 5 июля из Могилева, куда передислоцировалась воинская часть. В это время уже началась оборона города. Что стало с Иваном Сычевым — неизвестно до сих пор. После войны мама долго искала мужа, даже ездила на его родину в Россию. Но безрезультатно. Офицер пропал без вести.
Что стало с родственниками Сычева, его матерью и сестрой? К большому сожалению, рассказ мамы я не запомнила. В юности многое кажется не очень значимым. Если эти строки читает молодежь, то пусть делает правильный вывод…
А мамина дальнейшая судьба сложилась так. После освобождения Мстиславского района Красной Армией в 1943 году ее призвали в армию. Как медсестра попала в санчасть саперного подразделения, которое принимало участие в боях за местечко Рясно и на Проне. Войну видела из своего, скажем так, окопа. Одно из воспоминаний. Однажды мама помогала бойцу добраться попуткой до госпиталя в деревне, название которой затерялось. Зашла в сарай, думая, что там размещаются раненые. И увидела умерших от ран солдат. Лежали штабелями. Сарай, по словам мамы, был полностью забит трупами…
Победу мама встретила в Германии, неподалеку от Берлина. Когда пришла пора демобилизации, ей предложили остаться в госпитале. Но очень хотелось домой… На войне мама была награждена несколькими медалями, среди них — «За отвагу», и отмечена Благодарностью. При форсировании Одера саперы попали в окружение. Но удержали рубеж и своевременно построили переправу через реку.

 

Документы, фотографии и награды,
хранящиеся в архиве Галины Дольниковой

На родине пришлось непросто. Деревня в войну сгорела, отец умер… И мама остановилась у крестной. Сперва работала в больнице в деревне Ширки Мстиславского района, потом в туберкулезной больнице в Рясно. В 1952 году познакомилась с будущим мужем — Иваном Дольниковым. Произошло это необычным образом, о чем родители в шутку часто вспоминали.
Однажды летом дом крестной содрогнулся от удара. События войны еще были свежи, и все решили: разорвался снаряд. Испугавшись, выбежали из хаты. И увидели, что угол… задел жаткой комбайн. Улочка была узкой, и в сумерках — дело было вечером — механизатор не справился с управлением. Так мои родители и зацепились друг за друга — на всю жизнь.
Иван Дольников был из Губино, а работал в Трилесино на машинно-тракторной станции. В Мстиславском районе находился в командировке. Поэтому через некоторое время мама переехала в деревню к мужу. В 1953 году появилась на свет я.
На работу мама устроилась в Дрибинскую больницу. Тогда она находилась на улице Первомайской, примерно на том месте, где сейчас расположен заготовительный пункт. В 1963 году родители решили перебраться в райцентр, чтобы нам с братом было удобнее ходить в школу. Жила наша семья на Советской, в доме № 26 — по соседству с Алексеем Марковичем Лосевым, который долгое время был председателем районной организации узников фашистской неволи.
На пенсию мама вышла в 1975 году, но отработала еще 12 лет. Последнее время была с нами в Ушачах. Мамочка ушла из жизни на 91-м году. Похоронена в Дрибине рядом с отцом.
В советское время я сама долго жила не в Беларуси. С мамой общались по телефону либо письмами. И я хорошо помню, как мама писала в поздравительных открытках на День победы: не дай Бог никому пройти мой путь! Пусть будет мир и голубое небо над вами, деточки.
Эти слова запали мне в душу навсегда…

 

 

 

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *