Когда веснушки — зло природы…Очередной выпуск рубрики «Забытые вещи»

Забытые вещи Калейдоскоп

Уважаемые читатели.
Перед вами очередной выпуск рубрики, в которой мы рассказываем
о предметах и явлениях, необычных на взгляд современного человека.
Время бежит, и порой не замечаешь, как привычное становится забытым
или меняется до неузнаваемости…
Женская красота — понятие многогранное. И тренды меняются часто. Например, в начале XX века девушки стремились к сдержанным образам: аристократичная бледность и нежный румянец. На веснушки у могилевских, минских, виленских, московских барышень было наложено строжайшее табу! От «недостатков» пробовали избавляться лимонным соком и пудрой.
Но особенные надежды модницы возлагали на крем «Казими-метаморфоза». Рейтинги в ту пору никто не составлял, однако золотая медаль, которой косметическое средство отметили на выставке в Париже — столице искусства, моды и романтики — работала на репутацию.
Как возник один из первых успешных отечественных бьюти-брендов, какие загадки связаны с ним?

Аптекарь-предприниматель
Крем для лица — тот мастхэв, который есть у каждой женщины. Но это сегодня, а в начале прошлого века парфюмерно-косметическая промышленность только зарождалась. И разнообразная реклама «единственного крема, удаляющего все веснушки на лице и руках» в газетах и журналах, издаваемых в Российской империи — «Сатирикон», «Вестник Европы» и др. невольно привлекала внимание читательниц. Вдобавок объявление уверяло, что счет проданных баночек уже перевалил за два (!) миллиона…

Разумеется, данная цифра должна была наводить на мысль об эффективности средства. И одновременно намекала на наличие серьезных производственных мощностей: фабрика, склад, десятки рабочих… На деле же все обстояло иначе.
Чудо-крем «Казими-метаморфоза», завоевавший женские симпатии, выпускали в маленьком уездном городе Горки, что в Могилевской губернии. Все происходило в… полуподвальном помещении частного дома. И принадлежало сие производство отнюдь не фабриканту. Кустарной мастерской владел Казимир Паздзерский — аптекарь, предприниматель и сибарит. Забытое ныне слово лучше всего подходит в качестве характеристики. О фламандских картинах и редком фарфоре в особняке Паздзерского — единственном каменном доме на улице — судачили все. Равно как о саде с цветниками, фонтанами и золочеными клетками, в которых содержались экзотические павлины.
В общем, если вам доведется бывать в Горках, не поленитесь: посетите местный историко-этнографический музей, расположенный на улице Крупской.
Вид здания, возведенного в стиле эклектика — смешение разнородных форм — невольно отсылает в те времена, когда в нем размещались мастерская по изготовлению крема от веснушек, аптека плюс личные апартаменты провизора Паздзерского.
После реконструкции с реставрацией стены из красного кирпича скрыла штукатурка, но прежний облик дома сохранился на фотографиям.
Согласно архивным документам, датируемым 1923 годом, после революции шикарный особняк Казимира Паздзерского был закреплен за отделом народного образования. В здании помещался детский дом, а в нижнем этаже и амбаре — склады заготовительной конторы. В послевоенное время в здании находилась милиция. А осенью 2012 года здесь обосновался музей. К слову, один из разделов экспозиции посвящен аптеке Паздзерского.
Здесь представлены найденные строителями во время реставрации сигнатуры — части рецептов с указанием способа употребления лекарства. А также старинная аптекарская посуда, кассовый аппарат начала ХХ века и другие уникальные экспонаты.
Не менее интересно все, что касается личности аптекаря и его коммерческого успеха. К информации, собранной работниками музея, сведениям из открытых архивных и литературных источников, добавим рассказ дальнего родственника Казимира Паздзерского, которого удалось отыскать в Санкт-Петербурге.
— Навел справки и выяснил, что родился Казимир Антонович в Минской губернии, в обедневшей шляхетской католической семье семье. Отца звали Антоний, а мать и Марианна, урожденная Вишневская, — поделился Александр Якимов. — На территории современного Березинского района у них был небольшой фольварк. Кроме Казимира в семье было еще двое сыновей: Иосиф и Адольф — мой прапрадед. Он к аптекарскому делу отношения не имел отношения — работал снабженцем на строительстве железных дорог. Но его сын Вацлав проходил ученическую практику… где бы вы думали? у дяди Казимира в Горках. А потом сам открыл аптеку в России, в Вологде, и занимался поставкой медикаментов и перевязочных средств для больниц и пароходных аптечек.
Что касается времени появления Казимира Паздзерского в уездном городе… Работникам музея известно, что, получив профильное образование в Москве, в 1879 году он принял управление частной аптекой. Здесь и взошла звезда удачливого предпринимателя.

Из Парижа с медалью
Как уже говорилось, в начале 20 века дамы старались сохранить белый цвет кожи, что являлось своего рода бьюти-трендом. Тертый мел, свинцовые белила — на какие ухищрения не шли представительницы прекрасного пола. И вдруг — революционный прорыв: в продаже появляется крем «Казими-метаморфоза», названный, нетрудно догадаться, в честь изобретателя. «Целебный, не содержащий никаких ядовитых или раздражающих кожу веществ». «Верный друг женщин» от Северного полюса до Южного.
О косметическом средстве Паздзерского заговорили после получения первой награды — золотой медали Всероссийской торгово-промышленной выставки в Нижнем Новгороде, прошедшей в 1896 году. С тех пор дела провинциального аптекаря пошли в гору.
К проекту Казимир Паздзерский подошел серьезно. Крем запатентовал в Англии — возможно, решение было вызвано запретом российского законодательства того времени на патентование косметических средств. И воспользовался российским положением о праве собственности на фабричные рисунки и модели — для защиты продукции от появившихся подделок.
Но вишенкой на торте стало участие во Всемирной выставке в Париже в 1900 году. Говорят, что во Францию аптекарь привез с собой конопатого мальчонку, у которого предварительно вывел на одной половине лица веснушки. А затем в присутствии зрителей проделал процедуру с помощью крема на второй половине. За свои метаморфозы Паздзерский получил золотую медаль.
Дальше — как в кино. Несмотря на конкуренцию — рынок косметики набирал обороты — крем «Казими-метаморфоза» поставляется на аптечные склады Москвы, Санкт-Петербурга, Вильно и Одессы. Открывается склад в парижской фирме «Schretter et C» для реализации продукции во Франции и ее колониях, что позволило аптекарю значительно увеличить состояние. Наконец, в Горках строится тот самый особняк в стиле эклектика. А сам Паздзерский начинает играть заметную роль в жизни города. При изучении Памятных книжек Могилевской губернии выясняется немало подробностей на этот счет.
Так, с 1907 по 1917 провизор был городским старостой. По сути, на протяжении десятилетия возглавлял администрацию города.
Несколько лет мужчина выступал представителем от города в уездном земском собрании. В общем, был уважаемым в обществе человеком.

Загадки Паздзерского
Казалось бы, на этом историю можно и заканчивать. Но о каких загадках, связанных с личностью Казимира Паздзерского и его коммерческим проектом, упоминается в начале рассказа?
Начнем с того, что до наших дней не дошло ни одной фотокарточки человека, оставившего яркий след в жизни города.
О семье аптекаря данных немного. Известно, что Казимир Антонович был вдовцом. Его сын, Антон, окончил классы частных землемеров при земледельческом институте. Но нашел себе другое занятие. В Горках в начале 20 века преобладала деревянная застройка, и пожары были нередким явлением. Паздзерский-младший стал одним из создателей городской добровольной пожарной дружины и возглавлял команду охотников.
Не менее интригует все, что связано с производством и рецептурой чудо-крема. В Горках прошло детство известного российского писателя Льва Разгона. О креме «Казими-метаморфоза» маленький Лев знал не понаслышке: у Паздзерского работал его отец. Но Мендель Разгон был простым упаковщиком и не допускался к процедуре смешивания мазей и духов. Опасаясь конкурентов, аптекарь поделился профессиональным секретом лишь с одним мастером, которому доверял. Состав крема «Казими-метаморфоза» утерян, надо полагать — безвозвратно.
Неизвестна и судьба предприятия. По воспоминаниям того же Льва Разгона перед Первой Мировой войной Казимир Паздзерский стал увольнять рабочих, поскольку собирался перевозить мастерскую в Москву. Воплотились ли эти планы в жизнь?
И, наконец, последняя тайна. Как уже говорилось выше, Паздзерский оставался городским старостой и владел аптекой до Октябрьской революции 1917 года, когда к власти пришли большевики, заявившие о национализации. Дальнейшие его следы теряются. Очевидно, покинул страну, оставив нажитое. А произойти это могло при следующих обстоятельствах.
Весной 1918 года в Горках случилось антибольшевистское восстание. Сын Казимира Паздзерского Антон, который, судя по всему, был человеком действия: до революции в возглавлял пожарную дружину, после — уездную милицию, и имел зуб на новую власть, стал одним из организаторов выступления. В материалах следственного дела говорится, что Паздзерский-младший организовал выдачу оружия повстанцам.
Восстание к успеху не привело, но Паздзерский-младший в губернский военный ревтрибунал не попал. Есть версия, что он скрылся за границей. Известно, что в Польше в городе Быдгощ проживали родственники Паздзерских. Возможно, старый аптекарь и его сын обосновались там.

 

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *