«В Китае физкультурой занимаются даже старики…» Впечатлениями от страны делится дрибинчанин Артём Рамков, живущий в Поднебесной

Калейдоскоп

Не так давно появилась задумка написать для газеты несколько материалов о молодых спортсменах из Дрибинского района. Первым, если помните, было интервью с Ильей Карнауховым — членом национальной сборной Беларуси по легкой атлетике.
В прошлом году 22-летний дрибинчанин поставил рекорд в беге на средние дистанции: 1500 метров или, как говорят бегуны,
«полторашку», преодолел за 3 минуты 38 секунд и 46 сотых секунды. Это лучший результат среди молодежи за последние 29 лет.

Совсем другая, но не менее интересная история у Артема Рамкова. В школьные годы он увлекся фехтованием — занимался в секции при Центре физкультурно-массовой и спортивной работы у тренера Константина Перкова. Потом окончил училище олимпийского резерва и сам обучал детей, в том числе в Дрибине. А в 2019 году купил билет на самолет и улетел работать в Китай.

Столица провинции Сычуань, город Чэнду, в котором живет Артем, — один из пяти самых густозаселенных мегаполисов Поднебесной. Официальная статистика декларирует 16 миллионов жителей, и все проповедуют одну религию — спорт. Хорошо, не все — младенцев в расчет не берем. Но вот остальные… Правда на 200 процентов! Силовые тренажеры в городских парках соседствуют с теннисными столами. Рядом с любителями пинг-понга — группы занимающихся дыхательной практикой. И никого не удивляют гиперактивные пенсионеры, выполняющие во дворах упражнения на растяжку. Гибкость мысли и тела неразрывны…

— Так с чего все началось?

— Китай как место будущей работы попался мне случайно. Это не было какой-то мечтой детства о посещении Поднебесной. На ту пору я искал работу, и вдруг — предложение от знакомой из Минска: частному клубу требуется тренер с опытом. Я поволновался: а язык? но поехал.

Испытательный срок — 3 месяца, однако уже после первых занятий мне предложили заключить контракт. Сперва удивился: постойте, а как же?.. Но потом понял, что мой опыт работы с детьми и уровень знаний — как специалиста, который организовывает процесс тренировки, владельцам подходит. И надо включаться в работу на полную. То есть, на меня уже строили планы. Китайцы весьма прагматичны.

Клуб предложил достойную зарплату, помог снять квартиру. В общем, я вернулся в Беларусь, оформил документы, необходимые для постоянной работы, и улетел снова.

Клуб, в котором я работаю, называется «Реал-спорт». Он специализируется на двух направлениях: фехтование и художественная гимнастика. Утверждать, что к фехтованию у китайцев особая любовь, не берусь. Но общий тренд в стране такой: каждый день можно наблюдать утром, в обед и вечером людей, занимающихся на спортивных площадках, бегающих трусцой, играющих в баскетбол… И фехтование занимает в этом всем свою нишу. Интерес к нему у людей есть. Соответственно, в клубе создана хорошая материально-техническая база — это мне особенно по душе. Рапиры, защитная экипировка, подбор костюмов по размеру и так далее.

Всего в клубе работает 18 человек — постоянные тренеры, «часовики» и администрация. Иностранец в коллективе я один. Наличие иностранного специалиста, к слову, своего рода реклама и преимущество перед конкурентами. Нередко родители покупают для детей пакеты занятий именно с иностранным тренером. Они считают, что такой специалист обладает большим опытом и знаниями.

В целом же к приезжим из других стран китайцы относятся с любопытством — для них этот человек носитель другой культуры. И вот сидишь в кафе в перерыве между тренировками, перекусываешь, а к тебе подходят абсолютно незнакомые люди спросить что-то абсолютно постороннее. Просто решили усовершенствовать свое знание английского языка. Выдался удобный случай — практикуются.

— Артем, языковой барьер был тяжелым испытанием? Общаешься на английском? Или выучил язык?

— С детьми все просто. Им нравится играть, им нравятся смешные штуки. Чуть позже расскажу об этом. Что касается знания языка… Общаюсь отчасти на английском — но его знают далеко не все, отчасти на китайском. Но нужно учесть, что в Китае речь основана на звуках. Слегка исказил произношение — и тебя просто не поймут. Одно и то же слово с разными интонациями может иметь несколько смыслов.

Есть и другие особенности. Местные, например, шутят: если ты кого-то не понял, не расстраивайся — это просто сычуаньский диалект. В особо тяжелых случаях выручает программа-переводчик в телефоне.

С другой стороны, китайцам со мной тоже бывает неудобно общаться. Звук «р» они произносят на свой лад — получается что-то среднее между нашим «ж» и чем-то еще. Выговорить мое имя ребятам сложно, поэтому взял себе псевдоним. Один из популярных спортсменов в Китае — игрок в настольный теннис, олимпийский чемпион Ма Лонг. И когда знакомлюсь с детьми, то говорю им так: здравствуйте, я ваш тренер и меня зовут Ма Лонг. А смысл в том, что имя спортсмена по звучанию схоже с названием китайского заварного пирожного. То есть я этакий «макалон», только без буквы к. Ребята смеются — с тренером весело. Так и налаживаешь диалог.

Остальное — дело техники. Не мной подмечено: китайцы не склонны к импровизации. На тренировках подробно разбираем элементы упражнений. И дети четко их воспринимают.

К слову, в Китае родители загружают детей по полной программе, начиная с раннего детства, причем мнение ребенка может и не интересовать. Дети здесь это нечто вроде семейного проекта, в который вкладываются все возможные средства и силы, чтобы вырастить достойного и успешного продолжателя рода. Помимо учебы в школе, ребята посещают множество дополнительных секций, в том числе спортивных, как в нашем клубе. Ребенок может уйти из дома утром, а вернуться поздно вечером — свободного времени у него как такового нет.

Ну а завершить тему коммуникации можно примером, который одновременно иллюстрирует прагматичность китайцев. Руководство клуба, в котором работаю, учитывает наличие иностранца с максимальной выгодой. Хотите записать сына на занятия, но смущает, как будет проходить общение? Пожалуйста, в клубе можно изучать и английский язык. Разумеется, тоже платно.

— То есть в Китае спорт — часть системы образования, так? И люди зарабатывают на этом?

— Спортсменов-профессионалов растит и тренирует государство в специализированных интернатах. Спорт своего рода социальный лифт: можно выйти в люди, если добьешься успехов.

А в образование и развитие, скажем так, обычных детей вкладывают деньги их родители. В Китае у населения большая разница по уровню доходов. Состоятельных людей немало, и это выгодно для тех, кто предлагает свои услуги на рынке образования. Постоянно появляются новые варианты. Говоря образно, если кто-то начнет рекламировать э-э-э… курсы лепки из глины под светом луны в високосный год — найдутся те, кому идея может понравиться. В этом нет ничего плохого.

— Китай — довольно закрытая страна. Чтобы общаться с тобой, пришлось установить на телефон специальное приложение — WeChat. Это сугубо китайская разработка, так понимаю?

— В Китае не работает YouTube, Instagram, Whats App, Google, Facebook, Viber, Telegram и Twitter — сервисы, которые привычны для жителей других государств. Но китайцы не особо страдают, поскольку у них есть замена всему этому — китайские же мессенджеры, социальные сети и сервисы. И все они контролируются государством.

WeChat — произносится как вичат — мобильная коммуникационная система. У нее куча плюсов. К ней привязывается банковская карта, и затем вы можете пересылать деньги друг другу, оплачивать телефон, газ, воду и, конечно же, оплачивать покупки прямо телефоном.

В Китае, по-моему, никто не носит наличку в кармане. Все идет через WeChat. Можешь заказать онлайн абсолютно все. Вся жизнь — в телефоне. И если вдруг все это сломается… Но такой подход означает, что правительство отслеживает, кто сколько платит, какие у кого доходы-расходы и так далее.

— Блиц-опрос. Короткие ответы. Поехали?

— Давай. Хотя можем и не торопиться. Сейчас в Китае каникулы — Новый год. Никто не работает, только магазины. Так длится примерно недели две. В это время все едут к родителям — отмечать принято в кругу родственников, большими семьями. В провинциальных городках и деревнях сейчас многолюдно.
Ну, а я дома — в компании с Фелицией. Это кошка породы мейн-кун.

— Разница во времени между нами?..

— 5 часов. Если в Беларуси утро, в Чэнду — за полдень.

— Как погода?

— Сычуань — регион на юго-западе. Зима мягкая. Снега нет. На термометре +10. Утром светило солнце, сейчас дождик. В квартирах здесь, к слову, отсутствует центральное отопление. Стоят большие кондиционеры. Пришел с работы — включил обогрев.

— Что удивило по приезду в Китай?

— Два момента. Первое, это огромное количество людей, занимающихся спортом на открытом воздухе — и молодежь, и старики.

Второе — урбанизация. Новые многоэтажные кварталы в Ченду растут на глазах. А старые преображаются. На одной из улиц высадили деревья — высокие, им уже много лет. Чтобы прижились, на каждом повесили капельницы с питательными растворами. Такой подход впечатляет.

— Впереди Олимпиада…

— Это в Пекине — далеко. С 4 февраля. В Чэнду висят баннеры, крутят ролики в интернете, но… Китай о-очень большой. И такого ажиотажа, как с Европейскими играми в Беларуси в 2019 году, здесь нет. Плюс пандемия накладывает отпечаток на поведение людей.

— Как ситуация?

— Спокойная. Я вакцинировался. А если возникает проблема, все реагируют четко. QR-код здоровья запрашивают почти везде — на входе в метро, в магазины. По умолчанию все встроено в вичат и привязано к вашему ID-номеру. Если QR-код здоровья зеленый, то все хорошо. Если он желтый или красный, то вы были в контакте с заразившимся. Код обновляется в реальном времени внутри приложения. Эта система действует в Китае повсеместно практически с начала пандемии.

— Еда?

— Все острое. Сычуаньская кухня этим славится. Горячие блюда — просто шок. А любимое и вкусное… Лапша с мясом. Чем-то напоминает наши макароны по-флотски.

— Ностальгия?

— Очень скучаю по родным, семье и друзьям. Хочу всех увидеть. Но пока так, как есть.

— Всему свое время. Спасибо за беседу.

Максим ТЕТЕРИН
Фото из архива Артема Рамкова



Tagged

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.