Из истории развития зеленой энергетики в Дрибинском районе

Калейдоскоп

Если посмотреть на карту Беларуси, то увидишь густую сеть голубых жил и нитей, прорезавших лесной холмистый край с запада на восток и с юга на север. Когда-то эту землю взбороздил огромный ледниковый струг, надвинувшийся со Скандинавского полуострова. Отступая, он оставил извивающиеся долины рек, среди которых по количеству и протяженности преобладают малые и средние. К последним относится и река Бася, протекающая по Могилевщине. Бася — неспешная по характеру — идеально подходит для сплавов на байдарках. И как раз один из походов дал тему для размышлений.

За деревней Черневка речка неширока — около шести метров, глубиной метр-полтора и с чистым руслом. Но уже вскоре после автомобильного моста поджидает препятствие. По левому берегу увидите давно заброшенное — березки поднялись на крыше — кирпичное здание, и услышите, как за поворотом вода бежит по камням. Когда-то плотина представляла собой бетонные плиты, по всей ширине русла укрепленные валунами и булыжником. Что здесь находилось раньше? Водозабор? Или мини-ГЭС?

Любопытная информация попалась в книге «Памяць. Дрыбiнскi раён» — в ретрообзоре районной газеты. В январе 1951 года колхоз «Ленинский шлях» Черневского сельсовета закончил строительство гидроэлектростанции на реке Бася. «За кароткi тэрмiн электрычнае святло праведзена ў 30 дамах калгаснiкаў», — рапортовала «районка».

Возможно, в том месте я и проплывал?

Впрочем, дальше стало еще интереснее. Оказывается, в 50е годы прошлого столетия строительство ГЭС должно было вестись не только на Басе. Река Проня — более полноводная — также оказалась в поле зрения работников сельского хозяйства и энергетиков. Что из этого получилось?

Наши реки не спешат

На характер и скорость течения водного потока влияет рельеф местности, по которому он протекает. Беларусь — равнинная страна, вся ее территория поделена речными бассейнами Немана, Западной Двины и Днепра. Равнинные реки — например, Улла или Свислочь — медленные. Перепад высот между истоком и устьем у них минимальный, и небыстрое течение не позволяет использовать водоток для получения высоких показателей по мощности.

Вместе с тем, энергия таких рек может быть пригодна для строительства небольших ГЭС.

Принцип их работы прост. Небольшая плотина способна без затопления территории под водохранилище создать достаточный напор для работы гидротурбин. Вода, находящаяся под давлением, поступает на лопасти турбины, которые начинают вращаться. Механическая энергия передается на генератор, который и вырабатывает электроэнергию.

Гидроэнергетика нашла применение на территории Российской империи, куда входила современная Беларусь, еще в конце 19 — начале 20 веков. Но более широко стала развиваться уже после того, как к власти пришли большевики. Научно обоснованный народнохозяйственный план развития экономики страны на базе развития электрификации, утвержденный 29 декабря 1920 года VIII Всероссийским съездом Советов (план ГОЭЛРО), предусматривал сооружение в течение 10-15 лет нескольких десятков электростанций, в том числе 10 ГЭС общей мощностью 640 тыс. кВт. При этом обращалось внимание, что работы по устройству плотин и зданий станций могут быть выполнены самим населением — из местных ресурсов.

Касательно Белоруссии. Массовое строительство малых ГЭС в республике началось с 1935 года, причем нередко это была реконструкция бывших мельниц. Турбины для станций изготавливались самостоятельно либо на электромеханическом заводе в Бобруйске.

К началу 40-х годов в стране насчитывалось порядка 2 тысяч гидросиловых установок с суммарной мощностью около 15 тыс. кВт. Они стояли на небольших речках и снабжали электроэнергией молотильные и машинные дворы. Ток подавался для освещения сельсовета, правления колхоза, школ, клубов, отчасти — жилых домов.

Большинству таких ГЭС были присущи неустойчивые режимы работы с резкими изменениями напряжения и частоты тока при колебаниях нагрузок — все-таки строили их непрофессионально, а из-за отсутствия квалифицированных кадров уровень их эксплуатации был невысок. Недостатки ограничивали использование гидроэлектростанций. Но, тем не менее, это был прогресс.

Подавляющее количество ГЭС, как и линии электропередач, были разрушены во время Великой Отечественной войны. Логично, что в мирное время встал вопрос об их восстановлении. Важнейшей задачей стоял подъем разрушенного сельского хозяйства, а без электрификации это было невозможно.

Одновременно с малыми велось строительство более крупных межколхозных гидроэлектростанций, позволяющих обеспечить электроэнергией колхозы и совхозы целого района.

Как в Дрибине хотели строить ГЭС

В книге «Памяць. Дрыбiнскi раён», в главе, посвященной послевоенному периоду, есть интересная информация. Здесь приводится текст решения № 87 исполкома Дрибинского райсовета депутатов трудящихся о строительстве межколхозной электростанции от 27 февраля 1950 года (хранится в государственном архиве Могилевской области). Документ необычный — критического толка.

«Исполнительный комитет Дрибинского районного Совета депутатов трудящихся отмечает, что запланированное к строительству колхозная гидроэлектрофикация на реке Проня колхозами «Красный пахарь» Дрибинского сельсовета, «Прожектор» и «Красный ударник» Городецкого сельсовета не начата и никакой подготовительной работы не проводится. Договор с облсельэлектро не заключен, средства не отпущены, стройматериалы не заготовлены. Отдел сельского хозяйства вопросом организации строительства совершенно не занимался, а техник-строитель… товарищ Асадчев безответственно отнесся к важнейшему мероприятию, самоустранившись от руководства строительством».

Обратите внимание на фразу «важнейшее мероприятие» — она многое объясняет. Строительство гидроэлектростанций являлось одним из мероприятий пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства СССР (на 1946—1950 годы). И безответственность товарища Асадчева могла дорого обойтись не только ему одному. Сорвать большую стройку… Подсудное дело!

Несомненно, что «разбор полетов» в связи с невыполнением плана по электрификации колхозов в Дрибинском районе был. Чем все закончилось — мы не знаем. Но резолюция, принятая исполкомом, категорически строга и понуждает к действиям: председателей колхозов обязать (заключить договора с сельэлектро, приступить к вывозу и заготовке стройматериалов, оформить кредиты и так далее), сельхозбанк обязать (выдача кредита без задержки), отдел сельского хозяйства обязать (повседневный контроль, меры по ликвидации недостатков) и так далее.

Казалось бы, после этого колесо должно завертеться, но… Ниже находим еще одно постановление о строительстве Дрибинской ГЭС. И датировано оно уже… 24 мая 1955 года. То есть на протяжении 5 лет строительство гидроэлектростанции, которая, среди прочего, должна была обеспечить электричеством райцентр, по каким-то причинам не велось.

Предположу, что его остановили, так как не было грамотного технического обоснования. По крайней мере, в постановлении № 287 все уже разложено по полочкам. Исполком ознакомился с проектным заданием Дрибинской ГЭС на реке Проня, составленным организацией «Гипросельэлектро». На основании его просит Госплан СССР выделить ассигнования для начала строительства в 1955 году. И так далее.

Интересно, что для строительства ГЭС предполагалось затопить 556 га земель и еще 9 га отвести непосредственно под строительство объекта. Вид Дрибина мог стать несколько иным, но…

Но после всех перипетий электростанцию на реке Проня так и не построили.

Дело в том, что в 1954 году государство отменило ограничения по электрификации сельскохозяйственных районов и их подключению к государственным энергосистемам. Предприятиям тяжелой промышленности уже хватало энергии. И на этом фоне перспектива малых колхозных ГЭС была незавидной. Их перестали проектировать — посчитав, что в целом затратное дело, и постепенно стали выводить из эксплуатации. И в строительстве станции на окраине Дрибина уже не было необходимости.

Электричество в дома жителей райцентра по-прежнему подавалось с передвижной дизельной электростанции. Но ждать оставалось недолго. В октябре 1957 года райцентр подключили к единой энергосистеме — работающей надежно и без сбоев.

Все новое — забытое старое

Однако времена изменились. Уже с середины 90-х годов прошлого столетия, когда электроэнергия стала дороже, вспомнили о целесообразности ее использования. И сегодня в Беларуси все чаще реализуют на практике проекты альтернативной или, по-другому, зеленой энергетики, не требующей ископаемого топлива и не загрязняющей окружающую среду. И энергия воды — вновь в центре внимания.

Например, в 2020 году в городе Добруш Гомельской области на реке Ипуть появилась современная мини-ГЭС. Она работает в автоматическом режиме и дистанционно управляется операторами из Витебска. На станции — три турбины. За час здесь можно получить 450 киловатт электроэнергии, которая потом поставляется в общую сеть предприятия «Гомельэнерго». Планируемая ежегодная выработка электрической энергии на ГЭС составляет 2,4 миллиона кВт.ч. Расчетный срок окупаемости инвест-проекта — 5 лет.

А что думают ученые? Перспективно ли вновь массово строить на белорусских реках малые ГЭС?

Пожалуй, здесь следует привести такую информацию. В январе 2021 года эксперты Центрального научно-исследовательского института комплексного использования водных ресурсов подвели итоги четырехлетней работы по оценке гидроэнергетического потенциала средних и малых рек Беларуси, являющихся перспективными для размещения гидроэлектростанций. Исследования проводились по бассейнам Западной Двины, Днепра, Припяти, Немана и Западного Буга. В результате было определено 1170 (!) площадок для размещения установок на 267 средних и малых реках Беларуси.
При этом исследование показало, что расчетный гидроэнергетический потенциал средних и малых рек составляет суммарно 294,3 МВт. С учетом уже размещенных и планируемых к размещению ГЭС на больших реках (Немане, Западной Двине и Днепре) такой потенциал всех рек Беларуси — 441 МВт.

Это почти в два раза меньше, чем было определено по результатам исследований в начале 1960-х годов. По данным того времени, потенциальная мощность всех водотоков Беларуси составляла 850 МВт. Отличия связаны с тем, что было учтено влияние изменений климата на сток рек и исключены из рассмотрения особо охраняемые природные территории и те площадки, где из-за размещения ГЭС может быть оказано негативное воздействие на окружающую среду.

Наиболее перспективным для создания ГЭС является бассейн Западной Двины, верхняя часть бассейна Днепра и нижняя часть бассейна Немана. Данные территории отличаются благоприятным рельефом и хорошей водообеспеченностью.

Иными словами, перспективы у энергии воды в Беларуси есть.

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.