Ученья свет…

Забытые вещи

Уважаемые читатели. Перед вами очередной выпуск рубрики, в которой рассказывается о предметах и явлениях, необычных на взгляд современного человека. Время бежит, и порой не замечаешь, как привычное становится забытым или меняется до неузнаваемости…

На днях коллега принесла показать культурный артефакт. Предмет был найден при наведении порядка в старом сарае. Книжка изрядно потрепана жизнью — порвана обложка, не хватает страниц… Но и в таком виде вызывает у автора этих строк, любящего историю, интерес и желание рассказать о находке подробнее.

Часословъ учебный для начальныхъ сельскихъ училищ

Начнем издалека.

В 1861 году император Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей», известный также как манифест об отмене крепостного права. Этим документом царь даровал личную свободу примерно 23 миллионам помещичьих крестьян. Историки оценивают инициированную Александром II крестьянскую реформу неоднозначно. Одни отмечают, что крестьяне не стали в полной мере свободными, сохранив экономическую зависимость от помещиков, другие подчеркивают прогрессивный характер реформы в целом. Впрочем, нас интересует другое…

Упразднение крепостного права привело к изменениям в образовании. Потребность в просвещении стала осознаваться крестьянами. Вполне себе либеральное правительство ответило созданием системы начального народного образования. В июле 1861 года был учрежден Комитет для разработки школьной реформы, проекты которой позже разослали на отзыв известным русским и иностранным специалистам. В 1862 году Александр II повелел приступить к организации народных училищ в северо-западных губерниях. А 23 марта 1863 года были приняты «Временные правила для народных школ в губерниях Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской, Могилевской и Витебской».

К обучению в народных училищах допускались дети всех сословий, состояний, без различия вероисповедания. Преподавание производилось на русском языке. Предметами учебного курса служили: первые четыре действия арифметики, русский язык, церковное пение, закон Божий (краткий катехизис и священная история), чтение по книгам гражданской и церковной печати. Что не удивительно, ведь официально цель учреждения училищ была: распространение грамотности в «духе русском и нравственно-религиозном».

А теперь взглянем на книгу — предмет нашего разговора. Перед вами «Часословъ учебный для начальныхъ сельскихъ училищъ» на церковно-славянском языке. Это богослужебная книга, излагающая состав и порядок общественного богослужения; содержит тексты неизменяемых молитвословий суточного богослужебного круга (кроме священнических), то есть для всех служб ежедневного богослужения (утрени, полунощницы, часов с междочасием, изобразительных, вечерни и повечерия).

Часослов получил свое название от изложенных в нем молитвословий часов. Различают два вида часословов — великий (для шести служб) и малый: последний есть сокращение первого. По малому, в частности, и учили читать детей. И специально издавали с этой целью.

Тисненый штамп на обложке «Часослова» подсказал, где издана книга — в переплетной типографии Николая Гаевского (Санкт-Петербург). И это тоже небезынтересно. В одной из электронных энциклопедий удалось узнать: свое дело потомственный дворянин Николай Викторович Гаевский начал в 1882 году собственноручно. Дело пошло, и со временем превратилось в фабрику конторских книг, переплетную и типографию. Все размещалось в трехэтажном здании. На предприятии было 300 рабочих, два паровых двигателя и около сотни различных машин, снабженных всеми последними техническими усовершенствованиями. Ежегодно по заказу Святого Правительствующего Синода фабрика изготавливала около миллиона переплетов для учебных книг, рассылаемых по церковно-приходским школам всей Российской Империи. В 1902 году фабриканта наградили орденом Святого Станислава III степени по представлению Министра финансов за содействие развитию русской промышленности и торговли.

Примерно в то же время увидел свет и описываемый «Часословъ». Книга с такой же обложкой, которую я нашел на одном из интернет-аукционов, датирована 1911 годом.

Кто же мог учиться по «Часослову»? Внимательно рассмотрев страницы и обложку, нашел несколько надписей, сделанных чернилами. Не все удалось разобрать — от времени чернила выцвели. Прочитал всего одну строку: «Сия книга принадлежитъ Варвары Артем…» Кусочек мозаики, которую нам с вами уже не собрать.

Максим ТЕТЕРИН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.