«Хасанка», «халхинголка»…

Забытые вещи Калейдоскоп

Друзья, перед вами очередной выпуск рубрики, в которой рассказывается о предметах и явлениях, необычных на взгляд современного человека. Время бежит, и порой не замечаешь, как привычное становится забытым или меняется до неузнаваемости…

На днях получил шикарный, не побоюсь этого слова, подарок. Зная о моем интересе к истории и событиям Великой Отечественной войны, происходившим на Дрибинщине, мне презентовали элемент солдатской экипировки того времени.
Взгляните на фотографию. Перед вами — советский армейский стальной шлем образца 1936 года. Уникальность предмета в следующем: СШ-36 стал первым шлемом отечественного производства, принятым на вооружение Рабоче-крестьянской Красной Армией. Но массовый выпуск длился всего несколько лет. Так что увидеть такую каску (данное слово является просторечным; использовать его буду, чтобы не повторяться) можно разве что в музее либо у коллекционеров и военных реставраторов.

Интересно и другое: СШ-36 в войсках прозвали «халхинголка». Название режет слух — есть в нем что-то азиатское, и оттого кажется необычным. Но есть объяснение…

Защита от шрапнели

Начнем, как водится, издалека. Шлем — элемент солдатской экипировки — стали широко применять в годы Первой мировой войны. Эта война, не в пример многим предыдущим, была позиционной, окопной — и огромное количество смертей и ранений происходило из-за того, что головы солдат не были защищены от осколков снарядов и шрапнели.

Всерьез об этом задумались французы. Спроектировал средство индивидуальной защиты генерал Огюст Луи Адриан. Шлем по отзывам оказался вполне надежным. И, что немаловажно, простым в изготовлении.

Изобретение оценили и союзники. Так, в 1916 году каска Адриана появилась на вооружении в русской армии. Из общего заказа в 2 миллиона касок французы успели поставить в Россию порядка 300 тысяч.

Собственную модель — с оглядкой на импортный вариант — российская «оборонка» тоже пробовала выпускать. Но на фронт эти шлемы не попали. Грянула революция — стало не до того. И вплоть до середины 30-х годов в частях молодой Красной Армии пользовались преимущественно французскими касками.

Разработка же своего шлема началось в 1934 году. В конечном варианте он стал выглядеть как на фото — полусферической формы с выдающимся вперед козырьком и широкими боковыми полями-скатами. По легенде, на стадии испытания образец показали маршалу Семену Будённому — одному из создателей красной кавалерии. Он и порекомендовал увеличить поля — для защиты конников и пехотинцев от сабельных ударов.

Теория проверяется практикой. Шлем массово «пошел» в войска. Однако в частях его приняли неоднозначно.
С одной стороны: 1) продуманное подтулейное устройство, т.е. ремешки и полоски ткани внутри, создавало амортизацию; 2) на макушке было небольшое отверстие для вентилируемости, прикрытое гребнем-накладкой (на нашем экземпляре сохранился фрагментарно). Это являлось прогрессом в сравнении с другими вариантами.

К недостаткам же отнесли: 1) толщина стенок в 1,1 мм давала слабую стойкость к осколкам; 2) скаты полей «парусили» при встречном ветре; 3) большой козырек мешал обзору.

На реке Халхин-Гол

СШ-36 в боевых условиях впервые опробовали в Испании. Советский Союз поддерживал республиканцев, боровшихся с франкистами, отправляя военных специалистов из числа офицеров, вооружение и амуницию.

А вот советским солдатам впервые пришлось воевать в касках СШ-36 во время пограничных войн с Японией: на озере Хасан (Приморский край) в 1938 году и в 1939 году на реке Халхин-Гол (Монголия), где СССР помогал «братскому» монгольскому народу. Отсюда и название каски — «халхинголка». Реже встречается вариант «хасановка».

В целом опыт с СШ-36 нельзя было назвать удачным. Отзывы подтолкнули советских конструкторов провести модернизацию. Новый шлем, получивший индекс СШ-40, весил уже легче — 1250 гр и имел большую — 1,9 мм — толщину.

Но обеспечить армию и флот касками нового образца быстро не удалось. И на кадрах военной кинохроники, снятых в первые годы Великой Отечественной, мы можем видеть бойцов в «халхинголках». Пусть и не самых удобных, но… Значение шлема оставалось неизменным. Доходчиво об этом сказано в стихотворении Владимира Высоцкого «Разведка боем»: «Проволоку грызли без опаски: ночь — темно, и не видать ни зги. В двадцати шагах — чужие каски. С той же целью — защитить мозги…»

Максим ТЕТЕРИН

P.S. Мой экземпляр «халхинголки» радует сохраном. Не сохранился кожаный подшлемник, нет подбородочного ремня, но… Шлем крепкий, без коррозийной оспы. Знакомый из клуба, занимающегося поиском погибших советских солдат, посоветовал, как можно его восстановить: убрать ржавчину и, как вариант, «вытянуть» родную краску и декаль.

Шлем вымыть. Опустить на некоторое время в раствор щавелевой кислоты. Ополоснуть в растворе соды и промыть водой. Просушить. Натереть парафином от свечки и нагреть, чтобы он расплавился.

Буду пробовать.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.