Через века, через года — помните!

Год исторической памяти Память бережно храним

Редакция районной газеты продолжает новый авторский проект «Что я помню о войне…».
На страницах «Савецкай вёскі» мы публикуем воспоминания детей войны о пережитом в те страшные огненные годы.

Сегодня мы публикуем воспоминания Юлии Меркуловны Конанковой, жительницы деревни Абраимовка.

810 дней фашистской оккупации Дрибина были самыми тяжелыми. Немецкие захватчики сожгли дома, школы, мастерские, забирали скот и ценные вещи. Многих жителей угнали на каторжные работы в Германию. Не обошла эта участь и деревню Абраимовку. Мужчины ушли на фронт, в населенном пункте оставались беззащитные женщины, дети, старики. Жить на оккупированной территории было страшно и тяжело.

Прошло много лет с тех событий, но они останутся в памяти людской, в сердцах живых свидетелей Великой Отечественной войны.

Юлия Меркуловна Конанкова, коренная жительница деревни Абраимовка, с болью и горечью вспоминает свое несчастливое детство, на которое обрушилась война.

— Что я помню о войне? Что может запомнить ребенок на отрезке жизни от трех до семи лет? Что-то помню по рассказам своей мамы, какие-то эпизоды того времени отложились в моей памяти навсегда, — слезы накатились на глазах пожилой женщины от одного только слова — «война»…

— Наша семья из Абраимовки, где я проживаю по сей день. Деревня была большая, рядом лес. Началась война, отца, как и других односельчан, забрали на фронт. Остались мы вдвоем с мамой, я у нее в то время была единственным ребенком. Немцы оккупировали деревню, всех жителей принудили покинуть дома и заняли наше жилье. Беженцы разбрелись кто куда. Многие жители деревни прятались в лесу. Мой дедушка Роман Прокопович также нас вывел в лес. Там мы жили в землянках. Было холодно, люди в своих пристанищах мастерили какие-то печки, чтобы хоть как-то обогреться. Однажды я угорела в землянке, мама рассказывала, что еле спасли меня, наверное, Бог уберег. Еды не было, голодали, питались, чем придется. Дедушка ходил на поле собирать картошку, ее варили на костре вместе с листьями деревьев, из этого делали лепешки. Воду добывали изо мха, отжимая его руками. В большом лесу, наряду с мирными жителями, прятались партизаны. Немцы рыскали по лесу, искали их. Во время таких рейдов мама прятала меня, ложилась на землю, укрывая собой. В таких ужасных условиях, под страхом, в холоде и голоде мы прожили восемь месяцев.

Фашисты выгнали нас из леса, и мы оказались в деревне Доброй. Всех закрыли в большом амбаре, там находилось много людей, кроме односельчан, были жители окрестных деревень. Мама обвязала меня большим платком, а на груди завязала небольшой узелок, в котором находились платки, их тогда называли камаширки, мой узелок заинтересовал немецких солдат. Однажды в амбар пришел немец, взял меня на руки и понес в артель, где они располагались. Немцы, уговаривая меня, пытались забрать узелок, но я крепко вцепилась в него ручонками, плакала и просилась к маме. Они предлагали мне бутерброд с маслом, кусочек сахара, но я этого не взяла, крепко держась за узелок, не расцепляла рук. Тогда немецкий солдат, тщательно ощупав мой узелок, и поняв, что там кроме одежек ничего нет, отнес меня к маме. Она за это время пережила сильное потрясение, молилась Богу, чтобы я осталась живой, ведь она не знала, для чего и куда меня забрали немцы.

Абраимовка была освобождена советскими войсками в конце июня 1944 года. Отступая, фашисты сожгли деревню. Многие жители остались без крыши над головой, но дом, где жила Юлия с мамой, сохранился.

— Мало уцелело домов в нашей деревне, — вспоминает моя собеседница. — После освобождения жители были объединены одним горем, помогали друг другу, чем могли. Мама приютила односельчанку Прасковью Одноворову с семилетней дочерью. На полу разложили соломенные тюфяки, на которых спали, места хватало всем. Во время оккупации в нашем доме жили немцы, возле него выкопали бункер. Уже ничего не опасаясь, я залезла внутрь, там нашла браслет на руку и тканевый кошелек (на фото) с надписью на немецком языке. Эту вещицу до сих пор храню, как воспоминание о моем детстве и тех страшных событиях, которые происходили в нашей деревне.

В задней комнате нашего дома находилась начальная школа, вместе с остальными деревенскими ребятами я обучалась грамоте. Маме старалась во всем помогать, вместе ходили в лес за дровами, на саночках возили обломки деревьев, нужно было топить печь в доме, чтобы мы могли спокойно в тепле заниматься.

Трудно пришлось и после войны, страшное время закончилось, все радовались, но радость часто сменялась слезами, так как не все вернулись с фронта, в том числе и отец маленькой Юлии.

Кругом была разруха. Не было еды, одежды, предметов быта, жизнь нужно было начинать с нуля. Надо было поднимать страну, возрождать из пепла деревни, взрослые и дети делали все для этого.

После освобождения деревни ее жители находили трупы солдат, партизан. Маленькая Юлия была свидетелем того, как напротив дома нашли тело солдата, раскопав под рябиной небольшой земляной бугорок.

— До сих пор с содроганием смотрю на то место, — говорит пожилая женщина. — Останки, которые находили в деревне, в лесу, хоронили в общей могиле на местном кладбище. Количество захороненных людей в могиле не известно. Но знаю, что среди них есть партизаны, которых убили каратели.

На протяжении всей своей сознательной жизни Юлия Меркуловна ухаживает за этой могилой. Своими силами женщина поставила деревянный крест, кто-то из местных жителей Абраимовки покрасил его. За захоронением помогают ухаживать пожилой женщине дети и внуки. «Это наш долг, наша память», — считает Юлия Меркуловна.
Всю свою жизнь трудолюбивая женщина работала не покладая рук. Рано познала всю крестьянскую работу, которая была ей под силу. Девять лет трудилась в колхозе телятницей, двадцать один год отработала почтальоном, всегда была на хорошем счету, пользуется уважением земляков. За доблестный труд Юлия Меркуловна Конанкова награждена юбилейной медалью Президиума Верховного Совета СССР. Деятельная женщина в свое время являлась депутатом районного Совета депутатов. Реализовала себя как добропорядочный человек, женщина, мать. Воспитала троих замечательных детей, у нее пять внуков и четверо правнуков, которые ее во всем поддерживают и помогают.

— Слава Богу, что нашим детям, внукам не пришлось испытать того, что испытали мы — дети войны, — говорит Юлия Меркуловна.

Дети войны… У них не было детства, и все, что они прожили, это урок для нас, для будущих поколений.

Жизнь этой замечательной женщины могла бы сложиться иначе, если бы не было войны, но, как говорится, времена не выбирают. То, что пережили люди в Великую Отечественную войну, забыть невозможно. Старожил деревни Абраимовка Юлия Меркуловна Конанкова считает своей святой обязанностью донести эти воспоминания до тех, кто войну не видел, но знать о ней обязан.

Людмила СВИРИДЕНКО



Tagged