Мастер из Дрибина: ремонтируя часы, можно путешествовать по разным странам и эпохам

Общество

Часовой механизм – это настоящее произведение искусства, собранное по своим правилам и технологиям. Это зачастую тонкая, практически ювелирная работа мастера – некоторые элементы деталей настолько маленькие, что создавали их при помощи специальных увеличительных приборов. Но время идет и теперь часы – это уже не предмет роскоши, а самая обыденная для каждого дома вещь. Житель городского поселка Дрибин Александр Коробов рассказывает, что его увлечение ремонтом старинных часов началось с поломки современных кварцевых, которые висели на стене в кухне. В репортаже корреспондентов БЕЛТА – история часовых дел мастера Александра Коробова, который уже больше 15 лет возвращает к жизни старинные механизмы.

Слава о дрибинском часовщике гремит далеко за пределами его населенного пункта и Могилевской области. Мастеру, который по образованию экономист, привозят часы из разных концов Беларуси, обращаются за помощью и жители разных уголков России. Александр говорит, что это раньше часовщика можно было найти на каждом углу, а теперь такие мастера – большая редкость.

 

“В моей семье никто не занимался часовым делом. Было много военных, медиков. Мой прадед по материнской линии был офицером Царской армии, по бабушке прадед был плотником-каменщиком – ездил по монастырям работать, не один сезон нанимался в Киево-Печерскую лавру. В советское время у нас тоже много военных было, профессоров в БГУ, даже отправляли Терешкову в космос. Обширные у нас всех интересы и занятия, как видите, – смеется мужчина. – У меня тоже всегда было стремление куда-то двигаться, что-то делать. Плотничать могу, раньше еще печи людям ставил. Старики научили такому необычному ремеслу. Мне в наследство и плотнические инструменты еще от прадеда достались. Пчел раньше много держал, сейчас оставил немного для души. Так что занятий много интересных есть”.

Со своим первым ремонтом часов Александр столкнулся лет 15 назад. Тогда на кухне сломались кварцевые часы – красивые, но самые обычные. “Такие в любом магазине можно найти. Я что-то посмотрел на них и отложил. Невелика беда. А потом у друга увидел часы советские с маятником. Такие завод “Янтарь” выпускал. Они уже на тот момент лет 17 не шли, – вспоминает мужчина. – Два-три дня я там что-то в них крутил, вертел и чистил. И они заработали! Друг так удивился, что подарил мне их. Вот и висят до сих пор на кухне, на месте тех кварцевых”.

Так все и началось. Ремонт часовых механизмов затягивал Александра все больше. Он стал приобретать инструменты, которые и найти не так-то просто, да и цена у них не маленькая. А местами нужны инструменты, которыми в работе ювелиры пользуются. Потому что часы починить – очень тонкая, кропотливая работа, требующая знаний, концентрации и усидчивости. Александр смеется, что людям со слабыми нервами такое занятие не подойдет.

“Вот меня самоучкой часто называют. Начинал это дело я, конечно, самостоятельно. Но потом около 7 лет меня обучал тонкостям ремесла часовщик из Могилева Игорь Анатольевич Журкин. Ему сейчас под 60 лет, но бывает, до сих пор с ним советуюсь. Иногда как привезут какие часы, открываешь и понять не можешь, как к ним подступиться, с чего начинать. А Игорь Анатольевич всегда на помощь придет”, – рассказывает дрибинский мастер.

В качестве мастерской по вечерам выступает кухня семьи Коробовых. Домашние разбредаются по своим делам, а Александр достает свои “игрушки”. Время в процессе работы, уверяет он, замирает. На вопрос, сколько же часов и их механизмов прошли через руки мастера за это время, Александр ответа не знает – не считал особо никогда.

А часы к мастеру привозят самые разные. Александр говорит, что каких только удивительных механизмов и часов он только не видел. Немецкие, французские, швейцарские, голландские: 18, 19 и 20-го веков. Настольные, настенные, напольные, каминные, с маятниками, боем, грузами и даже музыкой. Привозят свои сокровища обычные люди, коллекционеры, передают из антикварных лавок для починки. И даже музеи обращаются за помощью.

“Раньше часы были не только объектом роскоши, но и настоящим произведением искусства. Много у меня было и советских часов. Они тоже обладают своей особенной красотой. И каждые часы – это, как вызов, что ли. Разобраться в них, найти причину, почему они не идут. Если я сажусь за стол со своими “игрушками” – внешний мир для меня на какой-то период перестает существовать. Домашние тут своими делами занимаются, соседи громко говорят или музыку слушают – ничто не может меня отвлечь, – рассказывает он. – Но чтобы ремонт был успешным, мне нужно часы почувствовать. Они по несколько месяцев могут стоять, пока я в душе не почувствую, что пора бы и за них взяться. Еще один момент, который осложняет работу, – отсутствие деталей. Найти многие из них очень сложно, что-то уже не производят. Я как-то пять часов приобрел, чтобы из них собрать один механизм. И это хорошо, если часы советские, например. А если раритетные? Тут, конечно, посложнее будет. Но я не отчаиваюсь”.

Мастер рассказал, что в свое время приводил в порядок и настраивал часы во дворце Потемкина в Кричеве. “Часы дорогущие. Но интересно было очень. Тем более там один из механизмов был с грузами без заводных пружин. Делал там трое часов. И по сей день все работают, – рассказал он. – Звали поработать и во дворец Пусловских в Коссово Брестской области. Я съездил туда, посмотрел на часы, с которыми предстояло работать. Но коронавирус все переделал. Так я к ним и не приехал”.

На одних из самых древних часах, что ремонтировал Александр, стояло клеймо 1777 года. “Часы были французские. Ровно месяц с ними провозился – заработали. А вообще, каждые часы – отдельная история, своя эпоха. Вот, например, есть немецкие часы с керамическим циферблатом 19-го века. А на циферблате – надпись на французском. Так в свое время немецкие заводы обманывали покупателей – французские ведь очень ценились в мире”, – делится секретами часовщик.

За время работы с часами Александр собрал и свою небольшую коллекцию. Механизмы тут самые разные. Что-то уже работает, а что-то еще предстоит починить. “Детям и внукам все останется. Мне многое досталось от моих предков. Хочу и после себя что-то оставить. Потому что все в жизни человека строится на фундаменте прошлого. И если этот фундамент укреплять, в будущем все хорошо будет. Это как часы с заводом: будешь заводить – будут идти несчетное количество лет. А заботиться о них перестанешь – остановят свой ход”, – рассуждает он.

Сейчас Александр Коробов не так много времени проводит за ремонтом часов. Не так давно мужчина круто изменил свою жизнь. Оставил прежнюю работу, отучился в университете на тренера и теперь работает с детьми тренером по борьбе. “А это уже совсем другой ритм жизни, нагрузка. Но мне нравится моя работа. Сам в детстве дзюдо занимался, так что сразу понимал, что ждет, – рассказывает он. – И теперь у меня в телефоне вперемешку фотографии разных часов и моих орлов, которые уже стали завоевывать различные награды”



Tagged